"Achtung! Achtung! In Pokryshkin der Himmel!"

Автор темы #1
A

Awia69

Guest

Его знали и боялись враги. Уже в 1943 году летный почерк А.И. Покрышкина стал известен фашистскому воздушному командованию. Гитлеровские наблюдатели на земле и в воздухе предостерегали своих пилотов: "Внимание! Внимание! В небе Покрышкин!" Это паническое предупреждение являлось и высшей аттестацией нашему славному летчику.
Среди имён боевых лётчиков имя Покрышкина стоит отдельно. Первый трижды Герой войны, и таким он был единственным до конца Великой Отечественной. Он был автором новых тактических построений и приёмов воздушного боя, несгибаемым борцом с рутиной, образцом бойца — искусного, яростного и благородного.

Природа чрезвычайно скупа. С неохотой она являет миру людей одаренных, а еще реже — настоящих гениев. Но что всегда отличает людей неординарных — им в жизни неизменно приходится труднее, они не во всем удобны окружающим. Причиной тому, скорее всего, выступает характер личности. Выдающиеся и осознавшие себя таковыми, как правило, люди с характером, да еще с каким! Однако характер сам по себе еще не служит пропуском в мир исторических личностей. Чтобы его проявить, необходима воля. Наличие обоих качеств в человеке нередко и делает его выдающимся. Именно таким был Покрышкин. Его нрав и характер формировало время, в котором он жил, — романтическое, патриотическое и тяжелое.

Нередко говорили: Покрышкину везло. Но, так ли это на самом деле. Он из народной, бедной и многодетной семьи. Его отец Иван Петрович Покрышкин дал свою фамилию сыновьям и дочери в городе Новониколаевске Томской губернии. Со строительством новых городов был связан приезд многих людей из дальних мест. Приехал и Иван Петрович, без денег. И нашел приют на окраине Новониколаевска, ставшим только что городом. Бедные люди приютили их, дав маленькую хибару из одной комнаты. Здесь 6 марта 1913 года и родился Александр Покрышкин, став вторым сыном после Василия.

Через год родилась сестра Мария, затем братья Алексей, Петр, Валентин, Виктор. Сейчас сложно представить, как эта многодетная семья из 9 человек размещалась и жила в одной небольшой комнате на три окошка.

В 1928 году Александр окончил семилетнюю школу и пошел в кровельщики. Однако через два года профессия изменилась: Покрышкин поступил в училище ФЗУ в Новосибирске для обучения специальности слесаря-лекальщика. По комсомольской путевке был направлен в авиационное училище в 1932 году, но летчиком стал только перед войной, успешно окончив 3 военных училища и успев отслужить авиатехником 4 года. Словом, надо было пройти тяжелый, долгий и тернистый путь за 8 лет, написать 39 военных рапортов командирам, командующему ВВС, наркому обороны, чтобы окончить летное училище и стать летчиком.

Везением это не назовешь…

Первым военным авиационным училищем Покрышкина было пермское. Пока он ехал, сократился курс подготовки летчиков. И полное наименование этого училища стало: "Пермская авиационно-техническая школа №3". Александр решил забрать документы и вернуться домой. Но у начальника этого учебного заведения вопрос решался круто: или остаться в училище и учиться на авиатехника, или положить на стол комсомольский билет. Принято первое решение: стать военным техником. Учился прилежно, глубоко изучал авиационную технику. В 1933 году окончил на «отлично». Затем — Ленинградская авиационная школа теории (1933-1934 годы). Покрышкин учится, почти круглый отличник. И начинается первый этап военной биографии Александра: служба старшим авиатехником звена. На множество рапортов ответы были отрицательные: " Отказать", "Воздержаться".


Во время отпуска Покрышкин обращается к начальнику Краснодарского аэроклуба с заявлением на разрешение сдать экзамены с зачетами по теории и практике в объеме полного двухлетнего курса. Увидев Покрышкина в офицерской форме — в хромовых сапогах, синих галифе, зеленой гимнастерке, с "кубарями" в голубых петлицах, начальник аэроклуба растерялся. Такого еще не было. Такое было впервые. Покрышкин настоял, начальник сдался. За 17 суток сдал все экзамены, зачеты, практические полеты с инструктором и осуществил первый самостоятельный полет на У-2 (По-2).

После этого — 40-й рапорт с копией отличного аттестата из Краснодарского аэроклуба. Теперь командир части все-таки направил Покрышкина в известную Качинскую авиашколу. Летчиком стал в 1940 году и был направлен в истребительный полк в Молдавию.

Александр Иванович вступил в смертельную битву с фашистами утром 22 июня 1941 года. Окончил он войну 9 мая 1945 года. В этот день в 18 часов 9 мая 1945 года в небе над Прагой, ведомый Александра Ивановича — Георгий Голубов — сбил последний фашистский самолет. И это был последний гитлеровский самолет, уничтоженный в Великой Отечественной войне. А также 1147-й самолет, сбитый покрышкинской дивизией.


В мировой военной истории мало героев, сравнимых с Покрышкиным. В авиационной истории их еще меньше. Только его личные подтвержденные воздушные победы и боевые результаты дивизии являются непревзойденным достижением. Даже в испытавших неимоверную нагрузку ВВС немного найдется летчиков, которые имели столько успешных воздушных боев, как Покрышкин. Он выполнил свыше 650 боевых вылетов. Он дважды прошел воюющую страну с западных границ до Кавказа и назад с боями от Кавказа до западной границы, и далее в небе Румынии, Польши, Германии, Чехословакии. Покрышкин не имел ни одной серьезной раны или контузии, после которых лежат в госпиталях. Но он постоянно, всю войну смотрел смерти в глаза. Его сбивали над территорией, занятой врагом. Однако возвращался в боевой строй эскадрилий, полков, дивизии и снова вел воздушные бои.

Он создал свою тактику воздушного боя, ввел свои боевые приемы, свои основы стрельбы при встрече с противником, свои нормативы поведения истребителей в отличие от тех, которые были утверждены Главкомами ВВС и наркомом обороны страны еще до войны. Эту воздушную тактику и боевые приемы распространили во всех ВВС, на всех фронтах.

Своими корнями "академия" Покрышкина уходит в его давние записи, где он по каплям собирал информацию о Нестерове и Крутене, о боях в небе Испании и на Халхин-Голе, разбирал по частям свои находки и не успехи. Почему Покрышкин быстро доказал, что он не просто техник, а отважный пилот? Он отличался от других отличным пилотированием и глубоким знанием конструкции истребителя и его двигателя. Уровень знаний выделил его среди других, превратил молодого летчика в инструктора. В последующем он будет лучше других обучать и воспитывать вновь поступающее молодое пополнение и займет должность помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе.

Его настольной книгой были мемуары именитого летчика-аса Первой мировой войны Р.П. Фонка «Мои воздушные бои». В ней подробно описывалась тактика воздушных боев того времени. Фонк был признанным асом и подбил 75 аэропланов. Но Покрышкин не копировал теорию Фонка. Он реализовал основы боевого применения Фонка, его боевые маневры, сумел развить и усовершенствовать применительно к истребителям 40-х годов.

Знания механика, полученные в Перми и Ленинграде, позволяли лётчику решать тактические задачи. Ему помогали отличные знания по математике, теоретической механике, физике. На основе их он всегда стремился просчитывать свои маневры и действия противника. С помощью своих расчетов, эскизов и схем он мог доказать, что отлично подготовленный пилот на плохом истребителе может успешно воевать с менее подготовленным пилотом противника на лучшем самолете.

Покрышкин был автором неожиданных и стремительных атак. Помог ему в создании теории этих атак был летчик-истребитель Соколов — однополчанин по первой эскадрилье, где служил сибиряк. Там и появилась в его дневнике запись: "Ключ к победе — это маневр и огонь!"

Не сразу к Покрышкину пришли успешные навыки в воздушной стрельбе. Ему понадобились упорные тренировки в стрельбе по буксируемому конусу, чтобы понять причины невысоких результатов стрельбы. Вновь шли вычисления траекторий, скорострельность, писались формулы, чертежи и графики. В итоге — еще запись в дневнике: "Успех зависит от стрельбы с малой дистанции".

Дальше шли обоснования самой лучшей позиции для удара в упор. Так развивалась "академическая" палатка Покрышкина. Ее так прозвали его сослуживцы. В ней вывешивались схемы, диаграммы, проходили занятия, разборы полетов. Разработанная Покрышкиным тактика помогла советским асам «снять» смирительную рубашку горизонтальных маневров, что предписывалось руководящими документами ВВС.

В течение 1941-1942 годах шло переучивание летчиков. Новые самолеты-монопланы открыли эпоху вертикального маневра в истребительных боях. Покрышкин был пионером среди первых, кто внес значительный вклад в разработку новой тактики. Так, в небе Кубани была выработана главная формула удачного воздушного боя: "Высота, скорость, маневр, огонь". На хороших самолетах подготовленные, как Покрышкин, лётчики-истребители не боялись в воздушных боях ни какого противника. Тетрадь, названная "Тактика истребителя в бою", содержащая заметки, эскизы, зарисовки, расчеты, стала основой покрышкинской науки побеждать. Эта записная книжка была передана в Центральный музей Вооруженных сил.

Уже с весны 1943-го гитлеровские посты оповещения, применяя агентуру, неустанно предупреждали — известный советский ас в небе. Предписывалось — усилить осторожность, выйти из воздушного боя, "охотникам" набирать высоту, а неопытным пилотам срочно возвращаться на аэродромы. Тем, кто собьет аса, обещали высокие награды. Желающих пойти на этот подвиг было немало. Но это не помогало. И дело тут не только в выдающемся мастерстве Александра Ивановича, стоит напомнить, что в его авиационных подразделениях были такие асы, как Речкалов и братья Глинки, Клубов и Бабак, Федоров и Фадеев. Если такая группа вступала в бой, надеяться сбить командира было просто наивно.

На Кубани начался второй период боевой биографии Героя. Здесь ярко раскрылся его военный талант, отсюда его имя стало известно на всех фронтах, в том числе за рубежом.

Главное, чем отличался Покрышкин от других, — это применением новых боевых приемов в ходе воздушных боев, использованием элементов новой тактики. Но эти боевые приемы не предусматривались довоенными наставлениями по использованию истребительной авиации в боях. И за это он получал неоднократные упреки, замечания, вызывал недовольство у старших командиров и начальников. Иногда это заканчивалось более строгими мерами, вплоть до снятия с должности, не представления к поощрению, награде или отзыву материалов с наградными листами.


Командиров и командующих в период войны у Покрышкина было немало. Среди них — командиры полков, дивизий, корпусов, командармы и командующие фронтами. В их числе — командир 55-го иап подполковник В.П. Иванов и комиссар полка М.А. Погребной. Эта пара руководителей у него осталась в памяти навсегда — умных, деловых организаторов и руководителей. Среди командующих воздушными армиями были генералы Науменко, Вершинин, Хрюкин, Красовский и Вершинин (в послевоенные годы стал Главнокомандующим ВВС). Все они оставили свой след в боевой биографии Покрышкина.

Весной 1943 года, перевооружившись на "Аэрокобры", полк начал боевую работу с аэродрома под Краснодаром. Воздушное сражение в Краснодарском небе было самым насыщенным в Великой отечественной войне: за 2 месяца было уничтожено более 800 самолетов противника. 12 апреля Покрышкин сбил четыре Ме-109. Потом Александр Иванович уничтожил еще три вражеских машины и довел количество сбитых за один день самолетов до семи.

С августа 1943-го 16-й гвардейский иап принимал участие в боях над водами Черного моря и Днепра. В сражениях на Украины Александр Иванович уничтожил 18 "юнкерсов" и "мессершмиттов". Среди наиболее победоносных и ожесточенных воздушных боев была и схватка в небе Большого Токмака. Известный ас со своим ведомым Г.Г. Голубевым осуществляли «свободную охоту». Заметив над фронтовой линией приготовившихся к бомбометанию фашистских стервятников, Покрышкин стремительно перешел в атаку, сбил один бомбардировщик, еще два повредил и вступил в схватку с самолетами прикрытия. Во втором боевом вылете в составе четверки истребителей, обнаружив группу Ju-88, Александр Иванович позволив ей пройти в тыл, набрал высоту и, развернувшись с солнечной стороны, решительно атаковал. На крыльях бомбардировщиков мелькнули желтые блики. Так рефлектировали порой наши красные звезды. Покрышкин, подал приказ "не стрелять" и прошел вперед. Однако, увидев кресты на машинах, молниеносно совершил резкую полупетлю и, очутившись позади ведущего фашистской группы, дал по нему пушечную очередь. Последний взорвался. "Аэрокобра" нашего аса пролетела через центр сильного взрыва, но осталась неповрежденной. Соседний "юнкерс" загорелся от попадания обломков. Покрышкин опять выполняет максимально крутой разворот и снова атакует. Враг хочет спастись отвесным пикированием, но оказывается сбит второй атакой «кобры». Этот знаменитый бой видели сотни людей, о нем написаны десятки воспоминаний и картин.


Накануне весны 1944-го Покрышкину предложили в Москве генеральскую должность. В кабинете Главкома ВВС Александр Иванович отказался от должности, от московской квартиры: только фронт, только воевать и сбивать самолеты противника. Маршал согласился. Дважды Герой возвратился из Москвы в свою дивизию и продолжил боевой путь.

19 сентября 1944 года, в Кремле состоялось вручение Покрышкину третьей Золотой Звезды. Первый и единственный в период войны трижды Герой Советского Союза стал известен всему миру, на всех континентах.

В 1945 году Александр Иванович командовал дивизией в ходе Висло-Одерской, Нижне-Силезской, Верхне-Силезской, Берлинской и Пражской наступательных операциях. Дивизия под его командованием получила почётное наименование «Берлинская» и была награждена тремя орденами. Сам Покрышкин последний боевой вылет выполнил 30 апреля 1945 года.

На Параде Победы.

Его подвиги и военный талант признали 39 государств мира. В 1944 году президент США Рузвельт официально объявил Покрышкина «лучшим лётчиком-истребителем всех союзных армий». Ему пришлось быть во многих десятках стран. И в каждой принимали, встречали первые лица. Каждому из них хотелось увидеть, услышать человека с мировой славой. Ему вручены 19 наград других стран. Первая среди них — Соединенных Штатов Америки. Наш летчик-истребитель был первым удостоен американской высокой награды еще в 1943 году, когда война была в самом разгаре. К Покрышкину и его семье проявил живой интерес вице-президент США Джонстон, когда осенью 1944 года возвращался из Москвы, после встреч со Сталиным, другими руководителями СССР в свою страну и сделал остановку в Новосибирске для встречи с родственниками Покрышкина.

Народы многих стран Европы, Азии, Кубы, признавая талант русского летчика, вручали высшие награды Александру Ивановичу. Покрышкин был удостоен двух орденов Румынии, двух — Польши, двух — Монголии, наград Германии, Чехословакии, Вьетнама, Франции, Сирии и других стран. Имя маршала авиации А.И. Покрышкина увековечено в названиях улиц и площадей, учебных заведений, в памятниках и мемориальных досках Москвы, Ржева, Калининграда, Краснодара, Новосибирска, Новокузнецка и других городов России и ближнего зарубежья. Его именем названа малая планета, остров на Дальнем Востоке, станция Новосибирского метрополитена
Лучшая в воздухе Лидия Литвяк

Участие женщин в Великой Отечественной – тема общеизвестная. Девушки Советского Союза не только выступали в привычном амплуа санитарок и связисток, но и вовсю сражались в первой линии. Впечатляющие «персональные кладбища» советских снайперш стали легендой, множество санинструкторов пало жертвой огня противника, вынося людей с поля боя, а оборот «Ночные ведьмы» - женщины, летавшие на ночных бомбардировщиках - известен далеко за пределами бывшего СССР. Однако летчицы пилотировали не только ударные самолеты.
Среди советских асов-истребителей обращает на себя внимание человек очень необычных для военного летчика качеств. Среди мощных харизматичных истребителей вроде Покрышкина, Гулаева или Султана неожиданно обнаруживается хрупкая романтичная блондинка, бравшая в кабину самолета букетики и нарисовавшая лилию на борту самолета. Она одержала дюжину индивидуальных побед и с полным правом вошла в элиту воздушных сил. В том возрасте, когда девушки обычно поступают в университет, она гонялась за «Мессершмиттами» и сбивала их. Ее жертвами становились в том числе заслуженные отлично подготовленные летчики, а после гибели ее образ привлекал множество людей искусства, начиная от писателей и заканчивая такими экзотическими персонажами, как один из самых необычных асов мировой истории. Лидия Литвяк.

От винта!

Ее родители приехали в Москву из деревни вскоре после Гражданской войны. Лидия родилась в 1921 году – по некой подначке судьбы - 18 августа, в день, который скоро станет Днем воздушного флота СССР. Авиацией юная Лидия болела с детства, 30-е годы были временем массового увлечения авиацией. В 14 лет она уже поступила в один из аэроклубов, которые росли тогда как грибы после дождя.

Родителям она поначалу ничего не сказала, и мать была в ужасе, узнав, что дочь твердо намерена летать. С 15 лет Лидия совершала самостоятельные полеты на «кукурузнике» - У-2.

Следующим шагом в небо стала Херсонская авиашкола летчиков-инструкторов. Девушка-подросток уже не только летает самостоятельно, ее опыт и навыки позволяют тренировать других. СССР нуждался в большом количестве подготовленных пилотов, а с кадрами было откровенно туго, так что любой специалист, хотя бы и 18 лет от роду, ценился на вес золота. Литвяк подготовила четыре десятка курсантов до 41-го года. До войны с ней происходит одна из самых страшных жизненных трагедий – в 1937 году ее отец пал жертвой репрессий. На судьбе юной летчицы, правда, эта история не отразилась.

Когда началась война, Лидия попросилась на фронт тут же. Поначалу командование не планировало массового использования женщин в боевой авиации. Однако здесь путь Лидии пересекся с энтузиастом женской авиации – Мариной Расковой. Раскова имела основательную летную подготовку, колоссальный опыт пилотирования, и в 30-е годы она несколько раз ставила рекорды в воздухе, и ее авторитет в советских ВВС был крайне высок, а связи доходили до самого верха – летчица имела контакты лично со Сталиным.

Благодаря своему влиянию Раскова успешно пробила идею сформировать несколько женских авиационных частей. Это были три полка – 588 ночной бомбардировочный – знаменитые «Ведьмы», 587 бомбардировочный (тоже прославившийся в будущем полк, ставший 125 гвардейским) и 586 – истребители.

Литвяк горела желанием попасть именно в истребители. Чтобы этого добиться, она ухитрилась приписать себе лишних 100 часов налета. Может, и не самый ответственный шаг, зато ВВС КА получили настоящего истребителя – энергичного, агрессивного, напористого.

Строптивый характер она проявила еще во время тренировок на учебной базе под Энгельсом. Требовалось привезти для потерпевшего аварию самолета запасной винт. На дворе стояла пурга, никакие полеты не разрешались, и Литвяк полетела с запасным винтом в кабине без разрешения. Начальник школы полковник Багаев объявил выговор, а Раскова только заметила, что гордится такой летчицей.

И все-таки она оставалась девушкой – шпанистой, напористой, но именно девушкой. Там же, на учебной базе, с ней случилась комичная история: в один прекрасный день Раскова обнаружила, что Литвяк срезала кусок с меховых унтов, чтобы… сделать из него модный воротник к комбинезону. Следующую ночь Лида посвятила перешиванию меха обратно на унты.
Между тем, занятия в Энгельсе были вовсе не развлечением скучающих. Тренировки шли по 12 часов в сутки. Девушкам предстояло драться с самыми титулованными асами мира, и в небе где-нибудь над Ржевом никаких поблажек ждать не приходилось. Вскоре летчицы отправились уже на боевые задания.

«Можете меня поздравить – вылетела самостоятельно на Яке с оценкой «отлично». Исполнилась моя давняя мечта. Можете считать меня «натуральным» истребителем. Очень довольна…»
- писала Лидия матери.

Поначалу 586 иап защищал тыл армии – Саратов, и Лидия вместе со всеми занималась рутинными задачами – патрулирование, сопровождение транспортников. Не самое вдохновляющее занятие для энтузиасток. Лидия рвалась в пекло. Вскоре ей обеспечили желаемое.



Пекло

В сентябре 1942 части вермахта ворвались в Сталинград, и там начались уличные бои. Одновременно севернее города шло отчаянное сражение – русские пытались прорваться к Сталинграду, немецкие части удерживали узкий коридор, пробитый к Волге. В воздухе также ничего хорошего не происходило. Немцы прокладывали путь по улицам градом артиллерийского огня и воздушными ударами.

Авиация стала самым маневренным средством борьбы у Паулюса: самолеты то наносили удары по Сталинграду и переправам через Волгу, то неслись к станции Котлубань севернее. Самолеты бомбили эшелоны. Самолеты бомбили переходившие Волгу суда. В этом чудовищном по накалу сражении и родилась легенда Белой лилии Сталинграда.

Вместе с несколькими подругами она добилась перевода на фронт в обычный, мужской 437 авиаполк (несколько позднее, 8 января 1943, ее перевели в 296 полк, он же впоследствии 73 гвардейский). И здесь она получила возможность проявить все свои бойцовские качества.

Во втором же воздушном бою Литвяк сбивает сразу двоих! Сначала жертвой летчицы на «Яке» становится бомбардировщик Ju-88, а затем Литвяк кидается на помощь напарнице Раисе Беляевой, у которой кончились боеприпасы, и сбивает Bf-109 - «Мессершмитт», истребитель.

И вновь легкое хулиганство. После удачных боев Лидия не отказывает себе в удовольствии повеселиться в воздухе – если хватает топлива, то перед посадкой она показывает фигуры высшего пилотажа над аэродромом на радость наземному персоналу. Командир полка сначала ворчал и пытался наказывать истребительницу, но потом махнул рукой. В конце концов, она делала главное – сбивала нацистов и выполняла боевые задачи. Как раз во время боев над Сталинградом на ее «Яке» появилась белая лилия. Ее и саму называли Лилией.

Вскоре в полку оставалось только две летчицы – Литвяк и ее подруга Екатерина Буданова, тоже успешный истребитель. Две другие оказались в госпитале. Война продолжалась без них.

23 февраля 1943 года Лидия получает заслуженную «Красную звезду» на грудь. Литвяк обнаруживает и лихость, и цепкость, и тактическое мышление. Битва за Сталинград окончилась, и Лидия вышла из нее закаленным в огне асом – впрочем, любви к шарфикам из парашютного шелка и перешитым для большего изящества подшлемникам ас так и не потерял.

После Сталинградского сражения передышки летчики не получили. Там ее впервые подбивают. Литвяк села на нейтральной полосе и чуть не попала в плен. На помощь очень кстати пришел штурмовик: «Ил» сначала огнем отогнал немцев, пытающихся добраться до «Яка», а затем сел рядом: девушка втискивается в кабину, и «летающий танк» на полном ходу возвращается на аэродром.

22 апреля Лидия участвует в перехвате бомбардировщиков в окрестностях Ростова. Она сбивает «Юнкерс» и сталкивается с вынырнувшими из облаков истребителями прикрытия. В течение четверти часа идет бой, и летчица получает первое ранение. Самолет тяжело поврежден. Литвяк дотянула до аэродрома, посадила изувеченный истребитель, доложила о выполнении задания и тут же потеряла сознание от боли и кровопотери. Из госпиталя она вскоре сбежала.

5 мая еще не полностью восстановившись после ранения, она уже отправляется в боевые вылеты, и вскоре истребительница истребителей рисует новые звездочки на фюзеляже – минус два «Мессершмитта». Вскоре она добавила к списку побед необычную цель – аэростат-корректировщик. Немцы спускали аэростат, видя атаку, и Лидия уничтожила его обходным маневром, неожиданно свалившись со стороны солнца.

После одного из боев произошел любопытный эпизод – Лидия встретилась с побежденным. Радистка Анна Скоробогатова рассказывала:

я слышала, как она закричала: - Иду в атаку!

Ну, я к этому привыкла. А дальше она сказала: - Все! Сбит!
Я зафиксировала. И вот когда она приземлилась, оказалось и фашист приземлился, жив-здоров остался. Его доставили в штаб. Он еще никак не мог поверить, что его сбили, и попросил через переводчика познакомить его с летчиком, который его сбил. Ребята, я сама была очевидцем. Меня пригласили для того, что бы и я рассказала, что слышала. И руководитель полетов тут был. Переводчик был. И пригласили Лилю, она зашла в брюках-галифе, как положено доложила:
- Старший лейтенант Литвяк прибыла!
Немец на нее посмотрел и говорит:
- Не может быть! - и добавил, - А как это было?
Она руками показывала… Это все было при мне:
- Он вот так, потом пике, потом маневр такой, потом зашел…
Показала, как она маневрировала, как зашла к нему в хвост… Он внимательно смотрел, и сказал:
- Теперь нет сомнений!
Она ему ответила:
- Вас погубила Ваша большая самоуверенность.



Той же весной у Лидии появился возлюбленный – тоже истребитель, Алексей Соломатин. Он сам летчик-ас, хорош собой, и похож по темпераменту на Лидию. На войне романы возникают быстро. Май 1943-го, время единственного большого перерыва в боевых действиях, когда линия фронта стояла на месте. Уже давно закончились бои вокруг – и над Луганском – а до летних сражений еще оставалось полтора месяца – вечность по меркам войны, где батальон мог выгореть за день. В конце концов, ни Лидия, ни Алексей не были автоматами для убийства. Им обоим чуть за двадцать, они любят друг друга, и война поворотила на запад, и все у них впереди.

Алексей Соломатин погиб 21 мая 1943 года. Смертельно раненный, он не смог посадить самолет и разбился на глазах любимой и аэродромной обслуги.

Ас Борис Еремин:
Соломатин стал по сути дела мужем Литвяк, они жили открыто, все знали. Хорошая была пара. Но погиб он. Она, помню, все бросалась на могилу, когда его хоронили.На могиле любимого Лидия выкрикнула «Я отомщу!»

А 19 июля погибает ее лучшая подруга – Катя Буданова. В течение двух месяцев убивают двух самых близких Лидии людей. Что за ад носила в голове эта девушка в последние дни июля 1943 года, сказать невозможно. Ей был 21 год, и все лучшее уже осталось позади. Но она продолжала делать то, что получалось у нее лучше всего – убивать врагов. Обещание отомстить от человека с ее навыками воздушного боя было не просто сотрясением воздуха. В день гибели Будановой она сбивает «Мессершмитт». И еще один – через день. Ранение – и отказ ехать в госпиталь. У нее не осталось жениха, не осталось подруги, но остался «Як» и двухсантиметровая автоматическая пушка на нем.

1 августа 1943 года Лидия Литвяк пропала без вести во время воздушного боя над Донбассом во время попытки РККА прорвать немецкий фронт на речке Миус. Ее последние минуты остаются тайной – бой шел среди густых облаков.

Летчик Иван Борисенко рассказывал об этом эпизоде:

«Мы вылетели в составе восьми Як-1. Над территорией противника увидели группу бомбардировщиков, которые следовали к линии фронта. Атаковали их с хода. Но во время боя «мессершмитты» бросились к паре наших истребителей. Бой шел за облаками. Один из Яков, задымив, пошел к земле. Приземлившись на аэродроме, мы узнали, что с задания не вернулась Литвяк. Все особенно тяжело переживали эту утрату. Человеком и летчиком она была прекрасным! После освобождения этого района мы пытались найти место ее гибели, но так и не нашли».


Возможно, именно она перед смертью уничтожила истребитель другого погибшего в этот день летчика - Ханса-Йорга Меркле, немецкого аса, который сам до этого сбил 30 самолетов. Высказывалось даже предположение, что в облаках их самолеты столкнулись. Если его действительно сбила Лидия, это сильный прощальный удар дверью, но однозначных подтверждений этому обстоятельству не имеется.
Ей был 21 год.

Самолет и останки Лидии долго не могли отыскать. Из-за этого ей во время войны так и не присвоили вполне заслуженное звание Героя: возник нелепый слух о том, что ее видели разъезжающей в немецком тылу в машине с германскими офицерами! Для любого, кто имел хотя бы минимальное представление о Литвяк, это была, конечно, невероятная ахинея. Однако все же необходимо было найти останки. Это удалось сделать только в самом конце 1980-х годов, стараниями В.И. Ващенко, учительницы из Красного Луча и ее учеников. Возле деревеньки Кожевня в балке обнаружили остатки самолета. По истлевшим остаткам бюстгальтера стало ясно, что им управляла женщина. В итоге специальная комиссия сделала заключение: найденные останки принадлежат именно Лидии. «Золотую звезду» она все же получила – посмертно в 1990 году.



Земля небом

Наградные документы содержат указания на 11 самолетов, лично и в группе уничтоженных Лидией Литвяк, и аэростат. Неподтвержденные данные указывают и на больший счет – в общей сложности, возможно, Лидия имеет отношение к гибели 16 самолетов люфтваффе. В действительности, оверклейм – проблемы с подтверждением побед – наверняка имеет место и в этом случае, но это неизбежный момент в работе боевой авиации.

Литвяк стала одним из самых ярких авиаторов Второй мировой. Для жизнелюбивой обаятельной девушки это, конечно, чудовищный финал. Но судьба Лидии – это отражение трагедии всего ее поколения, принесшего себя в жертву. Она погибла в том возрасте, в котором обычно только начинают жить, но успела чрезвычайно многое и своей биографией опровергла опрометчивое представление о слабости своего пола. Ей не довелось увидеть конец войны, использовать свои таланты в мирное время, но она осталась блестящей летчицей и одним из самых светлых лиц в эпопее Великой Отечественной.
 

Artemblg

Обитатель
Сообщения
498
Реакции
23
Баллы
18
- "Achtung! Achtung! In Pokryshkin der Himmel!"

да, Покрышкин герой, но хз, насколько увеличенно всётаки его "геройство"
 
Последнее редактирование:
Автор темы #3
A

Awia69

Guest
- "Achtung! Achtung! In Pokryshkin der Himmel!"

его "геройство"
Уже то, что ты ставишь это слово в скобочки - не делает тебе чести. Скажу больше - ты сам себя унижаешь этим. И довольно ощутимо. Даже за один сбитый самолёт мы должны ему поклониться в ноги! А статистика? Так это просто цифры...
 

Пользователи, просматривающие эту тему

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.
Автор темы Похожие темы Форум Ответов Дата
A Интересные факты и истории 2

Похожие темы


Сверху Снизу