Брайан Таунсенд: Путь от микро-лимитов до миллионера

Автор темы #1

cawa

Banned
Сообщения
2,835
Реакции
579
Баллы
0


Комната «Бобби» в казино Белладжио: богато украшенное травленое стекло, стены, обшитые красным деревом, два овальных стола – храм покера. На стенах - красочные изображения рыцарей покера, включая того, чьим именем названа комната – Бобби Балдуина, чемпиона main-event World Series of Poker-1978 и генерального директора Mirage Resorts. В этой комнате проходят игры с самым высоким в мире лимитом. Минимальный вступительный взнос, позволяющий гордо пройти по мраморному коридору и занять место за столом - $20 000.

Сэмми Фарха, 48 лет, сидит за одним из столов. На нём дизайнерские джинсы, мокасины от Гуччи и полосатая рубашка-поло. Одно из запястий обхватывает бриллиантовый браслет, на другом - часы Hublot с бриллиантовым ремешком. Какая прелесть, он – живое воплощение игрока в покер с высокими ставками. Двукратный обладатель браслета WSOP смотрит прямо на своего оппонента и делает чек.

В другом конце стола 25-летний Брайан Таунсенд откидывается на спинку стула пока массажистка трёт его шею. Он одет в армейские штаны, футболку и шлёпанцы. Таунсенд двигает вперёд горку красных фишек, ставку размером в банк - $120,000 – после того, как в тёрне ему приходит валет не в масть.

Пару лет назад Таунсенд под ником Sbrugby играл в онлайн-покер с самыми минимальными ставками. Его статус быстро поднялся: теперь Брайан завсегдатай в серьёзных кэш-играх, где за час может обменяться несколькими шестизначными банками и заработать $500,000 за день. Успех в виртуальном покере принёс Таунсенду приглашение участвовать в известном ТВ-шоу «High Stakes Poker» на канале GSN. Участие в «большой Игре» в Белладжио стало следующим шагом вперёд.

Фарха добавляет стопку фишек в $25000. Ставка Таунсенда составляет большую часть его денег. Прав ли он, что решил коллировать? И, что более важно, не блефует ли оппонент? Фарха оценивает возможности, оглядывает стол и продолжает тасовать стопку фишек.

Таунсенд сидит неподвижно, как статуя, покерный убийца, готовый выпустить в жертву очередную пулю. Фарха вынужден пасовать. Таунсенд сгребает фишки. Выигрыш этой руки для него не важен; настоящие результаты приносят правильные решения на протяжении долгой игры. По крайней мере, такова стратегия.


Изучаем цель



Покер привлёк Брауна Таунсенда в 2003 году, во время бури вокруг Манимейкера.
Таунсенд в это время был на первом курсе в университете Санта Барбары. Он играл с друзьями 10-долларовые бай-ины по вечерам каждую среду и иногда посещал игры лоу-лимит в местном казино. Таунсенд хотел добиться стабильных результатов, мысли об улучшении игры занимали его мысли днём и ночью.

Таунсенд оказался захвачен покером. «В детстве мне нравились шахматы и другие игры», рассказывает он, «Мне нравится умственное состязание. Я скорее предпочитаю иметь самый высокий рейтинг побед, чем наибольший денежный выигрыш. Деньги – это, конечно, здорово, но я бы продолжал играть даже если бы не получал большие призы».

Усердная и неустанная работа – часть игровой стратегии Таунсенда: разыгрывай тысячи рук, учись, исправляйся, анализируй, повторяй. Эта формула развила в нём острое понимание покера, благодаря которому Sbrugby стал легендой интернета.


Крейг Тэпскотт: С какого лимита ты начинал играть онлайн?
Брайан Таунсенд: Я вложил $50 в PartyPoker и играл 25¢-50¢ limits, пока в конце концов не проиграл все деньги. Когда я пополнил счёт, я почитал кое-какие книги провёл собственные изыскания, но в основном я проводил время, анализируя свою игру. Вскоре я начал побеждать в лоу-лимит и так укрепился и начал расти.

КТ: Ты довольно быстро повышал уровни лимитов.
БТ: Первые шесть месяцев я играл только в лимитах. Когда я дошёл до $10-$20, оказалось, что я ни в жизни не смогу выиграть. На уровне $5-$10 я шёл отлично, повышал лимит – и меня рвали. Наверное, я недостаточно думал об игре.

КТ: Как ты преодолел этот этап?
БТ: Когда я ставлю перед собой цель, то всегда достигаю её. Я решил, что стану великолепным игроком и шёл к этому. И к тому же я продолжал читать и учиться. Я постоянно оценивал свою игру и искал возможность улучшить её. Потом, в 2005 году, я окончил колледж и приехал на лето в Вегас с $8.000. Я снял ветхую студийку, за которую пришлось выложить $3.000 вперёд. Я решил, что мне 22 и осенью я иду в магистратуру, так почему бы не развлечься летом игрой в покер?

КТ: Итак, когда ты начал играть в ноу-лимит?
БТ: В этот период я, как уже говорил, сделал упор на $10-$20 limit. Итак, я взял $400 и впервые серьёзно сыграл в ноу-лимит в Мираже. Там были ставки в $2-$5, и это были чудовищные деньги, потому что у меня было всего $5,000.

КТ: И ты выиграл $10,000?
БТ: Не совсем так. Я проиграл в 800-долларовом поте, и это меня сломало. Я вышел из казино с опущенной головой, в глубоком унынии.

КТ: И вернулся к книгам?
БТ: Я всегда читал книги, но мой конёк в постоянном обдумывании, критике и анализе всего. Я снова собрал свой банк, играя онлайн в $5-$10 limit. Неделю спустя я набрал $500 для вступительного взноса в Мираж. В этот раз я унёс $6.000, и это была большая победа. Ещё через неделю я принёс немного больше денег, и увеличил мой начальный капитал с $500 до $11,000. У меня была огромная пирамида красных фишек и я подумал «Вот это круто – Я люблю ноу-лимит!». В конце концов я сокрушил Мираж и выиграл в общей сложности $20.000 за лето.

КТ: Начал ли ты сокрушать и онлайн ноу-лимит игры?
БТ: По какой-то причине я всё ещё был не готов играть ноу-лимит онлайн. Я продолжал попытки справиться с $10-$20 limit. Потом лето кончилось и я вернулся в Санта-Барбару и пошёл в магистратуру.


Возвращение к ноу-лимиту
Таунсенд не обзавёлся жильём к началу учёбы и жил у друзей. Днём он посещал занятия, а ночью тренировался на онлайн-оппонентах, работая над преодолением $50-$100 limit.

Успех в ноу-лимите неясно виднелся за горизонтом. В декабре 2005 года Таунсенд решил попытать счастья в 25¢-50¢ ноу-лимите, и сколотил состояние в $20,000. Но он продолжал бороться и думать об игре. Вскоре поспели плодя тяжелой работы. Менее, чем через 8 месяцев, Таунсенд будет участовать в онлайн-покере с высочайшими лимитами, успешно играя одновременно за тремя столами в $200-$400 ноу-лимите.

КТ: Когда же всё изменилось?
БТ: Я нашёл тренировачный покерный сайт «CardRunners». Даже после этого переход к $2-$4 ноу-лимиту стал для меня огромным прорывом, ведь я всё ещё изучал основы покера. Я не очень-то быстро развивался. И вдруг пошло. Сайт «CardRunners» помог мне развить свою систему игры. Я много учился: смотрел "GreenPlastic" с Тейлор, игра Кэби помогла мне вырасти как игроку. Прогресс начал быстро набирать обороты.

КТ: Звучит слишком хорошо чтобы быть правдой. Должен быть какой-то секрет, в котором ты не признаёшься.
БТ: В моём рассказе не хватает упоминания о том, что я потратил бесконечные часы живя и дыша покером. Я абсолютно на него подсел. Я даже не думал об учёбе. В то лето в Вегасе у меня не было ни друзей, ни женщин, ни ночных клубов – вообще ничего кроме покера. Сейчас мне кажется, что это был весьма печальный период. Но когда тратишь на что-то так много времени, это приносит плоды. И вот однажды, когда я играл в $2-$4 limit, на меня снизошло озарение: игра обрела смысл.

КТ: «CardRunners» помогли тебе в этом?
БТ: Несомненно. Этот сайт – номер один в списке вещей, которые помогли мне вырасти как игроку. Настолько, что теперь я стал инвестором и совладельцем этого бизнеса. Это феноменальный сайт.


Расшифровка полученных сведений
Таунсенд разобрал игру на основные элементы и соединил их снова, чтобы полностью охватить всю картину покера.

«По существу, покер заключается в следующем: у тебя есть рука, а у оппонента – несколько вариантов рук», говорит Таунсенд. «И вот, исходя из сравнения своей руки со всеми вариантами противника, ты решаешь, что делать. Это на самом деле довольно простая игра. Ты знаешь, что есть у тебя, и можешь предположить, что у оппонента, основываясь на его позе, настроении и на том, как он ставит. Благодаря этой информации ты действуешь и реагируешь соответственно».

Для Таунсенда основа покера заключается в математике. «Озарение», которое снизошло на Таунсенда, имело числовое выражение для всего, что касается покера - от управления исходным капиталом до контроля за качеством и уровнем игры.

КТ: Как ты управлял исходным капиталом, когда повышал уровень игры?
БТ: У меня было правило «20 бай-инов», иногда 17-18 бай-инов, но не 10, пока я не начал играть вживую в Mirage. Я играл агрессивно когда мне мне казалось, что игра идёт хорошо и у меня есть преимущество.

КТ: По легенде ты перешёл от самого скромного лоу-лимита к самым высоким ставкам буквально за ночь.
БТ: Вовсе нет. Иногда я проигрывал пару бай-инов и немного отступал, понижал уровень. Я отыгрывался и пробовал снова, увеличивал лимит, понижал, снова увеличивал и так далее. Может быть, кажется, что я пронёсся через все уровни не моргнув глазом, но это не так. Моё самолюбие не страдало, когда приходилось понижать уровень. Я, конечно, гордый, и понижать не люблю, но это часть игры.

КТ: Как ты оцениваешь варианты оппонента?
БТ: В игре один на один может быть до 40 бай-инов. Иногда проигрываешь, иногда выигрываешь. Я думаю о руке. Если я не ошибся, то могу основываться на информации, которую получил за время игры. Но если я получаю новые сведения – разве я могу переиграть?

КТ: Я читал на форумах, что ты очень удачлив и тебе чертовски везёт.
БТ: (Смеётся) Я не верю в удачу. Всё дело в математике. Всем везёт одинаково. Я верю в личную ответственность за свою игру. Люди на форумах постоянно пишут, что им не повезло, карта не пришла и так далее. Но я верю, что ты сам делаешь свои результаты и всё зависит от твоих решений, больше ничто на игру не влияет. Люди думают, что результат зависит от карт. На короткой дистанции так и есть, но на длинной – совсем другое дело. Если у тебя плохие результаты, скорее всего это потому, что ты плохо играешь.


Лицом к лицу с Фарха
Игра в интернете один на один между лучшими игроками мира привлекала к Таунсенду армию последователей и поклонников. Каждый день он сражается онлайн с сотнями тысяч долларов на счету, его оппоненты – убийцы от покера: Ivey, Antonius, Benyamine, Hansen, Reese и другие. Но Таунсенд стремится получить ещё больше опыта и добиться параллельного успеха в игре вживую.

Партия против Сэмми Фарха проходила в рамках World Series of Poker. Оба должны были участвовать в $5,000 pot-limit Omaha (с ребаями). Таунсенд хотел сыграть в более крупную игру, чем его обычный $200-$400 ноу-лимит онлайн. Через несколько дней после прибытия в Лас Вегас он осуществил своё желание.

КТ: Как проходила игра?
БТ: Всё началось с обеда с Брэндоном Адамсом, специалистом по азартным играм, и несколькими другими игроками. Они обсуждали партию между Брэндоном и Сэмми, которая прошла несколькими месяцами ранее. Когда закончился турнир по pot-limit Omaha, я связался с Сэмми, и он согласился сыграть.

КТ: Блайнды были $500-$1,000. Ты был готов рискнуть?
БТ: С блайндами $500-$1,000, а потом и $1,000-$2,000 - да. Мы повысли блайнды до $1,000-$2,000, а иногда они доходили до $4,000. Игра шла по-крупному, и с большими перепадами. Наверное, это была самая крупная игра из всех, в каких я участвовал. И она была без ограничений, а я это очень люблю – так гораздо интереснее ставить деньги на всех трёх улицах, больше захватывает.

КТ: Ты ушёл в минус в середине второго дня, затем к концу отыгрался. И всё же проиграл за эти два дня почти полмиллиона долларов.
БТ: Это правда. В первый день я не очень хорошо играл. Это было после турнира по pot-limit Omaha, я не спал 20 часов. Он определённо переиграл меня в первый день. Мы сделали перерыв на день, отоспались и вернулись к игре.

КТ: Зачем ты играл так крупно? Ты наверняка превысил твой личный лимит, особенно для игр вживую.
БТ: Я был уверен, что имею преимущество, поэтому решился играть. Но даже после трёх дней игры и огромного количества рук результаты ничего не значат. Я бы сказал то же самое, если бы проиграл. В игре один на один лидер постоянно меняется, а решения часто бывают похожи. Нужно много времени, чтобы определить лучшего.

КТ: Игра такого уровня вживую и онлайн сильно различаются?
БТ: Люди переоценивают различия между «живой» и онлайн игрой. Покер-то один. «Чтению» живого противника придаётся слишком большое значение. Но на самом деле ты не можешь заглянуть ему в душу, увидеть там, что у него тузы, и пасовать с королями.

КТ: Когда от партий вшестером ты перешёл к игре один на один, было ли сложно переключиться?
БТ: Когда я впервые начал играть по-крупному один на один, я был не очень к этому приспособлен. У меня были действительно крупные проигрыши в первое время. Пришлось много практиковаться, чтобы привыкнуть. Ничего особенного, только практика.


По завершении матча один на один с Фарха, Таунсенд вышел победителем. Слух об этом распространился в мире высоких ставок, привлекая лучших азартных игроков мира. Следующие 36 часов Таунсенд провёл в массовых партиях всё с новыми и новыми игроками.

Патрик Антониус, Бобби Болдуин, Дэвид Беньямин, Ненад Медик, Джонни Чен, Мин Ли, Брэндон Адамс, Рафаэль Эмит и Джон Хеннигэн участвовали в этих партиях. Таунсенд завершил игру с прибылью более $2 миллионов.

Фарха признаётся, что никогда прежде не играл так, как с Таунсендом: рука за рукой, все деньги в центре стола. «Он очень сильный игрок, очень агрессивный. Парень не боится ставить в пот крупные суммы на блефе или дро. Он уникальный игрок, я таких ещё не встречал. В этом-то и проблема. Я тоже силён. Когда двое сильных сталкиваются, происходит конфликт».


Маски сброшены
Таунсенд неоднократно отвергал просьбы об интервью, предпочитая, чтобы игра говорила за него. И лишь недавно он приоткрыл завесу тайны, покрывавшую его личность и игру. Причина – его инвестиция в CardRunners.com и искреннее желание отплатить за помощь.

«Я всегда был учителем», рассказывает Таунсенд, «Во время учёбы в колледже я был репетитором и всегда думал, что стану преподавателем. Ты достигаешь наивысшего уровня понимания, когда учишь других. Кроме того, я хотел внести вклад в покерное сообщество, которое так способствовало моему росту».

КТ: Твои оппоненты могут посмотреть твои видео-уроки на CardRunners и подобрать ключи к твоей игре. Тебя это не беспокоило, когда ты делился секретами своей стратегии?
БТ: Меня не смущает делиться своими секретами Вот пример: я заметил, что в крупных играх я часто пасовал, когда был ререйз на префлопе. Многие молодые хорошие игроки стали добиваться превосходства надо мной, повышая на префлопе. Чтобы с этим справиться, я приспособился колировать на префлопе, сплавлял их на флопе и забирал банк. Думаю, я хорошо приспосабливаюсь.

КТ: Каково будущее Брайана Таунсенда?
БТ: Я уже выбрал милый пенсионный фонд, что очень порадовало мою маму (смеётся). На ближайшее будущее я решил сосредоточиться на покере, это моя карьера. Но передо мной открыты и другие возможности бизнеса. Например, я собираюсь инвестировать в программу магистратуры.

КТ: Какой бы ты мог дать совет игрокам?
БТ: Я добился успеха в основном потому, что полностью посвятил себя покеру и гордость не мешала мне понижать уровень. Даже когда я сильно проигрался в pot-limit Omaha, это принесло мне только дополнительную мотивацию и помогло переосмыслить игру.

КТ: Спасибо, что уделил время интервью, Брайан.

Таунсенд – миллионер, как говорится, “self-made” – сделавший себя сам. Он любит свою работу. Каждое утро он просыпается под звук волн, которые разбиваются прямо под его домом, стоящим на обрыве над прибоем в Санта Барбаре. Внутри – рабочий стол с двумя плоскоэкранными мониторами, обращенный к окну с панорамным видом океана – прекрасный фон для умственной подготовки к ежедневным виртуальным сражениям. Чтобы согреться, Таунсенд ныряет в шорты, футболку и шлёпанцы и вместе со своей собакой отправляется на пробежку по берегу. Жизнь прекрасна для покерного сокрушителя.


Перевод Дарьи Браженковой.
Оригинал находится на Card Player Magazine
 
Последнее редактирование:

Пользователи, просматривающие эту тему

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.

Сверху Снизу