Государственный переворот – дело крайне рискованное.

Автор темы #1
A

Awia69

Guest
Как к нему не готовься, сколько не продумывай все детали, что-нибудь да обязательно пойдёт не так…

Они хотели устроить переворот, но… не смогли найти дворец


В 1995 году, находясь на отдыхе в Швейцарии, Халифа бин Хамад аль-Тани (эмир Катара) узнал о своём свержении. И поделом. Разве можно оставлять трон без присмотра?
Целый год шейх приходил в себя, а когда пришёл, то решил во что бы то ни стало вернуть себе своё законное место.
План бывшего эмира был разработан до мелочей. Первым пунктом значилось собрать мощную армию, которую можно было бы отправить на штурм дворца. Армию составили французские наёмники и 600 бедуинов.
И вот когда всё было готово и решающий день настал, обнаружилась совершенно неожиданная проблема – армия не смогла найти дворец. Местных же среди них не было.
Бедуины вошли в столицу и стали наматывать круги по улицам. Свидетели утверждают, что они безостановочно кому-то звонили и орали «Да где же этот дворец, ***?»
Через несколько часов вконец измождённых и растерянных бедуинов арестовали.
Но это ещё что! Французские наёмники и до города-то не добрались – они потеряли свои лодки. Плотно позавтракали, вышли из своего пятизвёздочного отеля в полной решимости совершить переворот, глядь – а лодок нет. Поэтому они вернулись в свои номера и завалились спать. Ну а что им ещё было делать?


Восемь отчаянных парней захватывают Кот-д’Ивуар


До 1980-х Годфри Осей из Ганы был канцелярской крысой самого мелкого пошиба. Однако он всегда чувствовал в себе серьёзный потенциал – достаточный, чтобы стать президентом какой-нибудь страны. Неважно, какой. В 1983-ем, на родине, состоялась его первая неудачная попытка переворота, но речь сейчас не о ней. Для нашей истории важно, что из тюрьмы в тот раз Годфри удалось бежать, и что к моменту побега у него уже был готов новый план.
Для начала, оказавшись на свободе, Осей как-то вышел на товарного брокера из Техаса, который помог ему достать оружия и боеприпасов аж на 200 тысяч долларов. А потом он решил собрать армию. И собрал. В её состав вошли американские наёмники в количестве восьми (!) человек. Да и этих восьмерых Осей завербовал, наврав, что речь идёт о секретной операции ЦРУ.
В задачу этих восьмерых входила доставка оружия по морю к берегу Кот-д’Ивуар. Там участникам «секретной операции» предстояло встретиться с 80-ю настоящими сторонниками Осея, захватить последовательно пляжи, тюрьму, президентский дворец и напоследок атаковать военную базу, полную верных правительству ливийских солдат.
Осей был настолько уверен в успехе предприятия, что когда пришло время отчаливать, заявил: «Вы, ребята, отправляйтесь вперёд, у меня тут, в Южной Америке, остались кое-какие дела, так что я подтянусь к вам попозже». И только в этот момент наёмники начали подозревать, что с головой у их нанимателя не всё в порядке. То, что парень всю дорогу ходил с нацистской символикой, их не смущало.
Вскоре после отплытия бравая восьмёрка пришла к общему решению «на кой нам всё это надо» и пристала к берегу в Бразилии. Но это решение тоже оказалось не самым удачным, поскольку на борту по прежнему находился склад контрабандного оружия. За что всех восьмерых и повязали.
Правда, из тюрьмы американцы вскоре сбежали – одной из их жён удалось передать спрятанную в сухом молоке ножовку.


Захватим радиостанцию – и страна будет в наших руках


Езекия Очука служил в ВВС Кении, и за шесть лет сумел подняться по карьерной лестнице только на одну ступеньку. Он был так безнадёжно профнепригоден, что сослуживцы невольно начинали подозревать: а не прикидывается ли?
Но амбиций у Очуки было хоть отбавляй. Ему хотелось быть президентом. Так хотелось, что после долгих раздумий и сомнений он решился на переворот. Начал Езекия с того, что сколотил команду единомышленников, и даже настоял на том, чтобы ему доверили роль предводителя.
План, в двух словах, заключался в следующем: захватить радиостанцию, объявить о смене власти и… «там видно будет».
Да, ещё взять в плен экипаж бомбардировщика и заставить пилотов сбросить бомбы на президентский дворец. Для верности.
Первая часть плана оказалась самой лёгкой. Даже в Кении никто не охраняет ди-джеев с автоматами. Поэтому, ровно в полночь 1 августа 1982 года заговорщики с лёгкостью захватили радиостанцию «Голос Кении» и внимание всех кенийцев, наслаждавшихся лёгкой музычкой в этот поздний час.
Дальше по плану следовало покончить с президентом. Езекия приказал своим товарищам отправиться к пилотам по домам, вытащить их из постелей и заставить бомбить президентский дворец.
Пилотов приволокли на аэродром, и они, казалось, были на всё согласны. Это на земле. В воздухе началась совсем другая история. Трое пилотов незаметно обменялись сигналами и стали выделывать в воздухе такие кренделя, что повстанцев буквально наизнанку вывернуло. И пока пассажиры сражались с рвотными позывами, экипаж самолёта сбросил снаряд в лес вместо президентского дворца. Заговорщики ничего не заметили, поблагодарили пилотов, а также всю кенийскую армию в их лице, и за сим откланялись.
Через шесть часов правление Езекии бесславно завершилось.


Переворот, который пошёл «не тем путём»


Майк Хоар по прозвищу «Бешеный» был ирландским наёмником, который большую часть своей карьеры прослужил в Африке. Его наняли, чтобы устроить переворот в маленьком государстве, расположившемся на одном из Сейшельских островов. Государство это, на свою беду, оказалось стратегически важным районом из-за соседства с американской военной базой.
Свою команду Бешеный Майк назвал «Древним орденом завсегдатаев пивнушек».
Уложив оружие на дно чемодана, и набив оставшееся место детскими игрушками, все члены «Ордена» направились в аэропорт под видом команды по регби, которая едет на Сейшелы чтобы раздать игрушки тамошним бедным детишкам.
Неприятности начались, когда лже-регбисты появились в аэропорту страны, которую предполагали захватить. Один из наёмников случайно прошёл не через «зелёные», а через «красные» таможенные ворота, то есть, как бы заявил, что ему есть что декларировать. Выбора не оставалось – революцию пришлось устроить прямо в аэропорту.
Оконфузившийся наёмник достал оружие и выстрелил в таможенника прежде, чем тот успел понять, что происходит. Остальные тоже стали палить направо и налево. После этого Бешеный Майк поступил так, как поступил бы на его месте каждый – он захватил самолёт и полетел домой.

Как только самолёт приземлился, заговорщиков арестовали. Но и в тюрьме Майк не терял времени даром – засел за мемуары. Благо, у него действительно было что вспомнить.


Ночь в музее


Герой этой истории – Уго Чавес. В то время, о котором идёт речь он только мечтал занять место тогдашнего президента Венесуэлы Карлоса Андреса Переса. Как и все остальные герои нашей статьи, он тоже разработал коварный план. Переворот был назначен на 4 февраля 1992 года. К этому моменту Чавесу удалось заручиться поддержкой десяти процентов военных страны.
В назначенный день пять воинских подразделений во главе с Чавесом двинулись на Каракас. Перед ними стояли четыре важнейших задачи: 1) захватить в плен президента, 2) нейтрализовать ключевых генералов, 3) выступить по радио из здания исторического музея и пообещать народу светлое будущее, 4) дождаться всеобщего ликования.
Казалось бы, идеальный план. Но…
Пока Чавес и Ко добирались до Каракаса, кто-то предупредил власти и к появлению бунтовщиков успели подготовиться. Тем не менее, Чавесу как-то удалось уговорить охрану музея впустить его и его людей внутрь. Войти-то они вошли, а вот назад их уже не выпустили. После этого у заговорщиков была целая ночь на то, чтобы хорошенько изучить экспозицию. Больше делать им было решительно нечего. Мобильной связи у них не было, так что восстание оказалось обезглавлено.
На следующий день Чавес всё-таки выступил по радио. Правда, в этом обращении он призвал своих сторонников сложить оружие.

Спустя шесть лет Уго Чавес стал таки президентом, набрав 56,5 процента голосов избирателей.


Государственный переворот Уфкира — попытка сбить президентский самолёт над Средиземным морем

У жестоких диктаторов есть одна общая проблема – каждый из них нуждается в «правой руке». А каждой «правой руке» рано или поздно надоедает быть на вторых ролях.
«Правую руку» из нашей истории звали Мухаммад Уфкир. В 1960-х он был советником и приближённым марокканского короля Хасана II. Он выполнял для своего короля грязную работу (речь, как вы понимаете, совсем не о садоводстве). Расправлялся с недовольными, шпионил за своими собственными людьми. С его именем было связано столько неожиданных исчезновений, что французский суд, в конце концов, осудил его за убийство.
О таком закадычном друге мечтал бы всякий суперзлодей. Пока, как нетрудно догадаться, амбиции не взяли верх над преданностью.

К началу 70-х Уфкиру уже надоело быть на побегушках у короля. Он решил воспользоваться старым как мир «недемократичным способом смены власти» и, улучив удобный момент, провернуть военную операцию, заручившись поддержкой марокканской армии.

В 1972 году король Хасан отправился на конференцию во Францию. Момент был – удобней не придумаешь, и Уфкир приступил к реализации своего плана.
Когда король вылетел из Парижа домой, Уфкир выслал навстречу своему повелителю не один, не два – целых три истребителя, которые должны были атаковать королевский самолёт над Средиземным морем.
Только представьте – три истребителя против такой лёгкой мишени как Боинг 727! Казалось бы, у короля не было никаких шансов…
Чего не учёл Уфкир, так это степени идиотизма пилотов. Только в самый кульминационный момент до них дошло, что они стреляют по королевскому самолёту учебными боеприпасами. Это всё равно, что пуляться шариками из жёваной бумаги. Такой вот конфуз.
И тут одному из пилотов пришла в голову блестящая идея — пойти на таран.
Он промахнулся.
Тогда король самолично вышел в радиоэфир и своим собственным, хорошо знакомым каждому марокканцу голосом, сказал пилотам, чтобы они прекратили огонь, поскольку «тиран» уже убит.
Усталые, но довольные пилоты с чувством выполненного долга вернулись домой. Миссия удалась!
К тому времени, когда заговорщики поняли, что же всё-таки случилось, король уже садился в своей столице – городе Рабат. Сразу после приземления Хасан II приказал арестовать несколько сотен предателей-офицеров. Уфкуру удалось избежать ареста – он покончил с собой.
После этого, король продолжил управлять страной без каких-либо особых потрясений вплоть до своей кончины от сердечного приступа в 1999 году.



Девять расистов пытаются устроить переворот


Эта история началась в 1979 году, когда известный политик и расист Дэвид Дюк представил канадским неонацистам членов американского Ку-клукс-клана. То упоение, с которым эти люди предавались совместной ненависти к тёмной коже, не могло не увенчаться какой-нибудь масштабной авантюрой.
Итак, в недрах объединённой международной организации созрел план, которому позавидовал бы любой злодей из эпопеи о Джеймсе Бонде: они решили устроить переворот в какой-нибудь маленькой стране и посадить там лояльное к их деятельности марионеточное правительство.

Выбор пал на Доминику (государство на одноимённом острове в Карибском море). Заговорщикам удалось заручиться поддержкой бывшего премьер министра этой страны. Это была большая удача.
И, видимо, для того, чтобы добавить этой разношёрстной компании расистского пыла, сторонники апартеида из Южной Африки тоже пожелали внести свою лепту и предложили финансовую поддержку.
К началу 1981 года супергруппа была в полной боевой готовности. Но «готовность» — понятие довольно субъективное. Первой ошибкой было привлечь людей, ничего не смыслящих в проведении военных операций. Второй — покупка только одного судна. И третьей – их единственная лодка стояла в доке Нового Орлеана с огромной свастикой на борту.

Этого оказалось достаточно, чтобы превратить попытку государственного переворота в самую настоящую комедию.
Сначала экипаж судна в полном составе почему-то испугался и отказался выходить в море. Пришлось найти замену. Новому капитану понадобилось не больше пяти минут, чтобы заподозрить неладное, и он немедленно поделился своими подозрениями с полицией.
После этого был арестован бывший доминиканский премьер-министр – на котором, собственно, и держался весь план.
И тут начинается самое интересное: то, что ключевая фигура оказалась в тюрьме, и весь план пошёл коту под хвост, никого не остановило. Ребята, что называется, уже «настроились»… и решили захватывать Доминику при любом раскладе.
Через несколько дней девять оставшихся членов группы погрузились на своё судно в Новом Орлеане, но, к своему крайнему изумлению, были арестованы.
И последний сюрприз: оказалось, что трое из девяти участников несостоявшегося переворота были тайными агентами полиции.
В результате, конспираторы получили по три года тюремного заключения за то, чего даже близко не совершали.



Попытка захватить власть во Франции при помощи фальшивых документов


Шёл 1812 год. Бывший мушкетёр и француз до кончиков ногтей Клод Франсуа де Мале решил свергнуть правительство Наполеона.
Его нисколько не смущало отсутствие поддержки со стороны военных. И то, что на момент рождения блестящей идеи он находился в тюрьме – тоже не беспокоило ничуть. У него было главное, без чего не обойтись ни одному конспиратору: безумный блеск в глазах.

Историю часто делают люди с безумным взглядом
Пока Наполеон Бонапарт воевал в России, Мале сбежал из своего заточения, украл генеральскую форму и сварганил себе фальшивые документы — очень похожие на настоящие.
Наглость и простота плана была феноменальной: Объявить всем, что Наполеон убит и взять на себя управление страной.
Первым делом «генерал» Мале отправился к одному из полковников Национальной гвардии Франции. Полковник, как увидел документы, так и поверил каждому слову нашего героя.
Его не смутило ни то, что он видел этого человека в первый раз, ни то, что в документах содержался приказ об аресте нескольких верных Наполеону чиновников. Может потому, что, согласно одной из бумаг, этот конкретный полковник становился генералом.
Надо отдать должное Мале, в этой части план был безупречен.

После этого новоиспечённый генерал без колебаний предоставил армию в распоряжение Мале. Последний, окрылённый успехом, отправился к тюрьме La Force и потребовал освободить нескольких старых дружков. И опять всё прошло гладко.
Ещё немного — и весь Париж перешел бы контроль Мале, но тут удача, видимо, отвлеклась на кого-то другого.
На чистую воду авантюриста вывел полковник Жан Дуке. Это был не тот человек, которого легко ослепить звёздами на погонах. Он быстро сопоставил факты и даты и смекнул, что Наполеон писал из России уже после своей «смерти».
Потом Дуке покопался в памяти и опознал в «генерале» бежавшего из-под стражи «борца с тиранией» и бывшего пациента клиники для душевнобольных.
В общем, Дуке, недолго думая, приказал скрутить самозванца и заткнул псевдогенеральский рот кляпом…
Так провалился этот уникальный по размаху и изобретательности план государственного переворота.
А Мале, после непродолжительного судебного разбирательства, был расстрелян вместе с пятнадцатью другими замешанными в афере офицерами.


Повстанцы берут в заложники своего премьер-министра на военном корабле … и тут он тонет


Это событие вошло в историю как «манхэттенский бунт». Манхеттен — так называлось судно, которое Соединённые Штаты преподнесли Таиланду в качестве акта доброй воли. Во время церемонии передачи младшие офицеры тайского королевского морского флота решили, что время премьер-министра Плека Пибунсонграма закончилось. Его похитили и заперли на военном корабле Sri Ayutthaya.

В Таиланде не было второго человека, так же густо увешанного правительственными наградами
Итак, поначалу всё у восставших шло очень и очень неплохо — премьер-министр был взят в заложники и заперт на судне.
К сожалению, никто из бунтовщиков не знал, что, собственно, со всем этим делать дальше. Они рассчитывали, что на их сторону немедленно перейдут другие офицеры. Никто не торопился.
Они предполагали, что сторонники самого Пибунсонграма вступят в переговоры, и можно будет поторговаться за драгоценную жизнь премьер-министра. Тишина.

Вместо этого, через шесть часов после захвата, к берегу подтянулась армия и полиция, которые без всяких разговоров начали операцию по захвату корабля – того самого, на котором держали Пибунсонграма. Этого точно никто не ожидал.
Они не просто обстреливали судно – они его бомбили, да так яростно, что, в конце концов, потопили. Трудно поверить, но одним из немногих, кому удалось спастись, был премьер-министр Пибунсонграм, который доплыл до берега — цел и невредим.
 

Пользователи, просматривающие эту тему

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.

Сверху Снизу