Советский снайперский террор против Вермахта

Автор темы #1
A

Awia69

Guest

Во всех армиях мира всегда ценились хорошо подготовленные снайперы, но особенно значение снайперов возросло в годы Второй мировой войны. Итоги этой войны показали, что самыми подготовленными и результативными в своем подавляющем большинстве оказались снайперы Красной Армии.
Советские бойцы-снайперы по многим параметрам заметно превосходили снайперов германского Вермахта и не только их. И это было не удивительно, оказывается Советский Союз был чуть ли не единственной страной в мире, где обучение стрелковому делу было поставлено на поток, им практически были охвачены широкие слои населения всей страны, обучали граждан стрелковому делу еще в мирное время, в рамках допризывной подготовки, старшее поколение, наверное, еще помнит знак «Ворошиловский стрелок». Высокое качество этой подготовки вскоре было проверено войной, в ходе которой советские снайпера показали все свое мастерство, это мастерство подтверждают так называемые снайперские «смертные списки», из которых видно, что только одна первая десятка советских снайперов уничтожила (по подтвержденным данным) 4200 солдат и офицеров, а первая двадцатка – 7400, у немцев таких десяток и двадцаток не было.


Советские снайперы отрабатывают действия в засаде



Курсанты школы советских снайперов на практических занятиях.

На фото обращает на себя внимание то, что почти все будущие снайперы обучаются стрелять с примкнутыми штыками, а снайперские прицелы установлены только на СВТ-40

Курсанты школы снайперов на практическом занятии

Несмотря на тяжелейшие поражения первых месяцев войны, подготовка лучших стрелков в частях и соединениях передовой линии фронта продолжалась ускоренными темпами и не останавливалась ни на минуту. Обучение снайперов, кроме этого, велось в запасных учебных частях и на краткосрочных курсах непосредственно в боевых порядках войск.

Однако военное командование понимало всю необходимость централизованной подготовки "сверхметких стрелков". Еще 18 сентября 1941 года вышло постановление о всеобщем обязательном военном обучении граждан СССР, которое дало возможность организовать военную подготовку населения без отрыва от производства. Программа обучения была рассчитана на 110 часов. Кроме других военных специальностей (пулеметчик, минометчик, связист), учеба шла и по линии снайпинга. Все же готовить снайперов в такие сжатые сроки было крайне трудно, поэтому вскоре было принято решение открыть специальные "школы отличных стрелков снайперской подготовки" (ШОССП) при военных округах. Обучение шло в течение 3-4 месяцев уже с отрывом от производства. Один только Московский военный округ имел три таких школы. В качестве преподавателей привлекались инструкторы по снайпингу ОСОАВИАХИМа, который, как и в мирное время, продолжал готовить снайперские кадры в своих школах. Кроме того, было решено организовать централизованную подготовку снайперов высокой квалификации с инструкторскими навыками. Для этого 20 марта 1942 года в Вешняках под Москвой была создана школа инструкторов-снайперов.

Подразделение советских снайперов во время марша на Центральном фронте

Снайперы РККА занимают позицию

У наших противников германцев тоже были специальные снайперские школы, однако столь широкого охвата и столь серьезного подхода в вопросах подготовки снайперов у немцев не было, и они оказались в снайперском деле далеко позади РККА.

Во время Второй мировой войны снайперскому делу много внимания уделялось и в войсках антигитлеровской коалиции, однако результаты у англо-американских снайперов были значительно скромнее, нежели у русских, немцев и финнов. Наиболее подготовленные снайперы среди союзников были в основном у англичан, американские снайперы, в основном, отличились в боях с японцами на Тихом океане.

Тяжелым и опасным был снайперский труд, часами, а то и сутками приходилось бойцам лежать в снегу или болоте, в постоянном напряжении и внимании, экипировка советского снайпера периода Великой Отечественной войны была довольно скупой. Помимо оптического прицела для ведения наблюдения за целями они имели разнообразные полевые бинокли (чаще 6– и 8-кратные) и окопные перископы ТР и ТР-8. Для самозащиты в ближнем бою снайпер часто брал с собой на задание несколько ручных гранат, пистолет и нож. Если в засаду шла снайперская группа, то вооружение дополнялось еще и пистолетом-пулеметом ППШ или ППС. Всю войну и после нее, вплоть до принятия на вооружение СВД (в 1963 году), штатной снайперской винтовкой в нашей армии оставалась винтовка обр. 1891/30 гг. с прицелом ПУ.

Неизвестные советские девушки-снайперы у блиндажа. На шинелях сержантские погоны, в руках винтовки Мосина с оптическим прицелом ПУ (Прицел Укороченный)

Всего с 1941 по 1945 год в СССР было произведено 53195 снайперских винтовок образца 1891/30 гг. и 48992 снайперских винтовок СВТ. Для военного времени это довольно большая цифра, однако если посмотреть на реальное количество подготовленных за это же время кадровых снайперов и сделать поправку на естественную убыль оружия в ходе военных действий, то становится ясно, что все фронтовые "сверхметкие стрелки" просто не могли быть обеспечены специальным снайперским оружием.

К середине 1942 года советские снайперы активно работали на всех фронтах Великой Отечественной войны, ими против германских войск был развязан самый настоящий снайперский террор, моральное воздействие на вражеских солдат нашими снайперами оказывалось огромное, и это понятно почему, так как солдат противника наши снайпера отстреливали фактически ежедневно и чуть ли не ежеминутно.

Самым известным советским снайпером, безусловно, является Герой Сталинграда Василий Зайцев, уничтоживший 242 немецких солдата и офицера, в том числе руководителя берлинской снайперской школы майора Конингса. Всего же группа Зайцева за четыре месяца боев уничтожила 1126 военнослужащих противника. Соратниками Зайцева по оружию были Николай Ильин, имевший на своем счету 496 немцев, Петр Гончаров – 380, Виктор Медведев – 342. Следует отметить, что главная заслуга Зайцева – не столько в его личном боевом счете, сколько в том, что он стал ключевой фигурой в развертывании снайперского движения среди руин Сталинграда, естественно, на группу Зайцева работал и весь тогдашний советский агитпроп, поэтому он нам всем и знаком.

Советский снайпер В.А. Сидоров на огневой позиции в августе 1941 года. Красноармеец вооружен снайперской винтовкой Мосина с оптическим прицелом ПЕ образца 1931 года, стоит отметить так же каску-«халкинголку» СШ-36 (Стальной шлем 1936)

А главным рекордсменом по уничтожению вражеских солдат согласно «смертного списка» являлся Михаил Ильич Сурков снайпер (4 с.д.), на его счету было записано 702 убитых солдата и офицера противника, далее по количеству уничтоженных вражеских солдат в первой десятке идут:
- Владимир Гаврилович Салбиев (71 ГвСД и 95 ГвСД) – 601чел.
- Василий Шалвович Квачантирадзе (259 с.п.) -534 чел.
- Ахат Абдулхакович Ахметьянов (260 СП) -502 чел.
- Иван Михайлович Сидоренко (1122 с.п.) - 500 чел. + 1 танк, 3 тягача
- Николай Яковлевич Ильин (50 Гв.с.п.) – 494 чел.
- Иван Николаевич Кульбертинов (23 отд.лыж.бр. ; 7 Гв.возд.-дес.п.) 487 чел.
- Владимир Николаевич Пчелинцев (11 с.бр.) 456 чел.(в т.ч. 14 снайперов)
- Николай Евдокимович Казюк- 446 чл.
- Петр Алексеевич Гончаров (44 Гв.с.п.)- 441чел.

Всего насчитывается 17 советских снайперов, у которых счет уничтоженных вражеских солдат превышает 400 человек. Свыше 300 уничтоженных солдат противника записаны на счет 25 советских снайперов, 36 советских снайперов уничтожили более 200 солдат врага.

Лучшими из вражеских снайперов считаются: финский снайпер Симо Хайха- пятый в общем списке, на его счету свыше 500 убитых солдат противника, из снайперов Вермахта самые результативные это двадцать седьмой в общем списке Матиас Хетзенауэр, на его счету 345 чел. убитых солдат противника и Сепп Аллерберг на его счету 257 вражеских солдат и офицеров.

Советские снайперы выходят на огневую позицию в разрушенном доме в Сталинграде

По мнению некоторых исследователей, реальные счета многих советских снайперов на самом деле больше, чем подтвержденные. Так, например, Федор Охлопков, снайпер 259 с.п., по некоторым данным, всего уничтожил более 1000(!) немцев, используя при этом также и пулемет, однако на официальном боевом счету у него записано только 429 уничтоженных солдат врага, вероятно, обстановка на поле боя не всегда давала возможность считать свои результаты более точнее.

В дневниках и письмах, найденных у убитых солдат и офицеров вермахта, встречаются такие фразы: "Русский снайпер – это что-то очень ужасное, от него не скроешься нигде! В траншеях нельзя поднять голову. Малейшая неосторожность – и сразу получишь пулю между глаз… Снайперы русских часами лежат на одном месте в засаде и берут на мушку всякого, кто покажется. Только в темноте можно чувствовать себя в безопасности". Но оказывается и в темноте немцы тоже не могли себя чувствовать в безопасности. Так, снайпер 1-го Гв.артполка, Иван Калашников (в артиллерии оказывается тоже были свои снайпера) из 350 уничтоженных солдат, а 45 гитлеровцев уничтожил ночью - поистине кошачье зрение было у этого стрелка!

К 1943 году среди советских снайперов было уже более 1000 женщин, за время войны им было засчитано более 12000 убитых фашистов, лучшая из женщин снайперов считается Людмила Михайловна Павлюченко, снайпер 54 с.п., за время войны она сумела уничтожить 309 солдат противника из них 36 были сами снайперами.

Советский снайпер сержант Цырендаши Доржиев из 202-й стрелковой дивизии на огневой позиции. Ленинградский фронт.

Боевой счет Ц. Доржиева (бурята по национальности) до своей гибели в январе 1943 г. составил 270 уничтоженных солдат и офицеров потивника.​

Принятый РККА в 1942 году "Боевой устав пехоты" так определил круг боевых задач, решаемых снайперами на фронте: "Уничтожение снайперов, офицеров, наблюдателей, орудийных и пулеметных расчетов (особенно фланкирующих и кинжальных), экипажей остановившихся танков, низко летящих самолетов противника и вообще всех важных, появляющихся на короткое время и быстро исчезающих целей… Снайпер должен также уметь показать трассирующей пулей и другими способами пехоте, артиллерии, минометам и противотанковым ружьям важные цели, не уязвимые пулей: танки, ДОТ (ДЗОТ), орудия".

И советские снайпера четко выполняли все эти предписанные им задачи, так снайпер, морской пехотинец Рубахо Филипп Яковлевич (393 отд.бат.мор.пех.) уничтожил 346 вражеских солдат, 1 танк и вывел из строя гарнизоны 8-ми ДЗОТов противника, снайпер 849 с.п. Иван Абдулов уничтожил 298 германских солдат, из них 5 чел. были сами снайперами, плюс к этому отважный боец уничтожил гранатами еще и два танка противника. Снайпер 283 Гв.с.п. Анатолий Козленков помимо уничтоженных им 194 чел. вражеских солдат, подбил 2 танка гранатами, и уничтожил 3 БТР немцев и таких примеров множество, наши снайпера умудрялись подбивать даже германские самолеты, так известно, что снайпер 82-й стрелковой дивизии Михаил Лысов в октябре 1941 года из автоматической винтовки со снайперским прицелом сбил пикировщик Ю-87. Данных о числе убитых им пехотинцев, к сожалению, не имеются, а снайпер 796-й стрелковой дивизии старшина Антонов Василий Антонович в июле 1942 под Воронежем 4-мя выстрелами из винтовки сбил двухмоторный бомбер Ю-88! Данных о числе убитых им пехотинцев так же нет.

Снайпер 203-й стрелковой дивизии (3-й Украинский фронт) старший сержант Иван Петрович Меркулов на огневой позиции.

В марте 1944 года Иван Меркулов был удостоен высшей награды — звания Героя Советского Союза, за годы войны снайпер уничтожил более 144 солдат и офицеров противника​

Гибли от огня советских снайперов даже гитлеровские генералы, так на счету у снайпера Семена Номоконова в числе 367-ти уничтоженных им немецких солдат и офицеров, один был в чине генерала Вермахта. На счету снайпера 14 с.п. войск НКВД Евгения Николаева также записан германский генерал.

Были даже снайпера специально предназначенные для борьбы с вражескими снайперами, так снайпер 81Гв.с.п. Василий Голосов всего уничтожил 422 чел. вражеских солдат из них 70 чел. сами были снайперами.

Особая практика использования снайперов бытовала в это время в войсках НКВД. После тренировок и специальной подготовки "сверхметкие стрелки" выезжали на боевую стажировку в действующую армию. Такие снайперские команды обычно насчитывали от 20 до 40 человек, срок командировки – от 10 дней до месяца. Таким образом, значительная часть личного состава не только получала специальную подготовку, но и проходила обкатку в реальных условиях передовой. Например, в 23-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог за годы войны подготовлено 7283 снайперов.

Снайперы подразделения старшего лейтенанта Ф.Д. Лунина ведут залповый огонь по самолетам противника

В докладной записке "О боевой деятельности снайперов войск НКВД СССР по охране важных предприятий промышленности за период с 1 октября 1942 г. по 31 декабря 1943 г." говорится: "…Части войск за истекший период прошли практику в боевых порядках действующей Красной Армии, причем некоторые из них по 2-3 раза. В результате боевой работы снайперами войск уничтожено 39745 вражеских солдат и офицеров. Кроме того, сбит самолет противника и уничтожено 10 стереотруб и перископов. Потери наших снайперов: убито 68 человек, ранено 112 человек".

Всего за годы войны в общей сложности было обучено 428335 отличных снайперов - это огромная цифра, ни в одной армии мира не было такой массовой подготовки снайперов, которые существенно усилили боевые порядки стрелковых частей. Помимо этого, в учебных формированиях центрального подчинения было подготовлено 9534 снайпера высокой квалификации.

Особо хочется вспомнить и отметить генерал-лейтенанта Г.Ф.Морозова это именно он внес большой вклад в организацию централизованной подготовки снайперских кадров, это он, возглавляя один из отделов Генерального штаба, всю войну накапливал и анализировал боевой опыт советских снайперов.

Всего за годы войны 87 снайперов стали Героями Советского Союза, а 39 – полными кавалерами ордена Славы.


Девушки-снайперы 3-й ударной армии, 1-й Белорусский фронт. Слева направо:
1-й ряд от зрителя – гвардии старший сержант В.Н. Степанова (на ее счету — 20 врагов), гвардии старший сержант Ю.П. Белоусова (80 врагов), гвардии старший сержант А.Е. Виноградова (83 врага);
2-й ряд – гвардии младший лейтенант Е.К. Жибовская (24 врага), гвардии старший сержант К.Ф. Маринкина (79 врагов), гвардии старший сержант О.С. Марьенкина (70 врагов);
3-й ряд – гвардии младший лейтенант Н.П. Белоброва (70 врагов), гвардии лейтенант Н.А. Лобковская (89 врагов), гвардии младший лейтенант В.И. Артамонова (89 врагов), гвардии старший сержант М.Г. Зубченко (83 врага);
4-й ряд – гвардии сержант Н.П. Обуховская (64 врага), гвардии сержант А.Р. Белякова (24 врага).


Снайпер Роза Шанина со своей винтовкой.

Роза Шанина в действующих войсках со 2 апреля 1944 года. На счету 54 подтверждённых уничтоженных солдат и офицеров, среди которых 12 снайперов. Кавалер орденов Славы 2 и 3 степени. Погибла в бою 28 января 1945 года в 3 км юго-восточнее деревни Ильмсдорф, округ Рихау, Восточная Пруссия.

Герой Советского Союза, снайпер 25-й Чапаевской дивизии Людмила Михайловна Павличенко (1916—1974). Уничтожила свыше 300 фашистских солдат и офицеров

Советский снайпер Максим Александрович Пассар.

Этнический нанаец, снайпер 71-й гвардейской стрелковой дивизии, уничтожил свыше 230 гитлеровцев. Погиб 17 января 1943 года в бою в районе селения Песчанка Городищенского района. 16 февраля 2010 г. Указом Президента РФ № 199 удостоен звания Героя Российской Федерации.​
Бонус
Снайпер Нина Петрова: "Бабушка будет полным кавалером, если доносит свою голову до конца..."

Продолжая рассказывать о женщинах-снайперах, бившихся с фашистами, не могу не поклониться Нине Павловне Петровой. И дело даже не в том, что в Великую Отечественную войну она стала одним из лучших снайперов нашей армии, полным кавалером Ордена Славы. А в том, что каждый поступок Нины Павловны — сам по себе подвиг.
Она ушла на фронт взрослой женщиной солидного возраста — в 48 лет. Так устроено природой, что в эти годы силы у человека уже не те, накоплена усталость. Учиться чему-то новому трудно вдвойне. Но вот решила Нина Павловна, уроженка города Ломоносова Ленинградской области (тогда - Ораниенбаума), биться с фашистами. Ничто её не удержало. И билась — так, что выдержке, выносливости, мужеству, терпению удивлялись все. Она не отставала от молодых, а, напротив, фору им давала.

Быть может, разгадка этого кроется в том, что с раннего детства Нина Павловна привыкла к неустанному труду? Она выросла в многодетной семье, где все братья и сёстры искренне и с любовью заботились друг о друге. Ещё когда Нина Павловна была просто девочкой Ниной, семья переехала в Ленинград, который стал для них родным на всю жизнь. Отец рано умер, пятеро детей остались сиротами.

<center></center>А может быть, в том, что Нина Павловна никогда не боялась учиться? Она освоила много профессий, и каждую — хорошо. Чтобы помогать матери, Нина уехала во Владивосток, к родственникам, там поступила в училище и одновременно на работу счетоводом. Почти всю зарплату высылала домой. Трудилась машинисткой на судостроительном заводе в Ревеле, библиотекарем на Свистрое, бухгалтером — в Гдове. А в 1927 году, уже имея десятилетнюю дочь, вернулась в Ленинград.

Или дело в серьёзном увлечении спортом? Может быть, и так. Нина Павловна отлично плавала, играла в баскетбол, каталась на велосипеде, занималась верховой ездой и греблей. Она окончила курсы и начала работать преподавателем физкультуры. В 43 года стала капитаном женской команды Ленинграда по хоккею с мячом (и была ею два года), а годом раньше победила в лыжной спартакиаде. Примерно за десять лет до начала войны будущий снайпер занялась пулевой стрельбой, записавшись сначала в стрелковый кружок. Правда, не с первых дней винтовка стала слушаться Нину Павловну. Большую роль сыграл руководитель кружка, который помогал советом и делом.

Она окончила снайперскую школу, начала работать инструктором по пулевой стрельбе. И только за один 1936 год выпустила более ста ворошиловских стрелков! Была у Нины Павловны именная наградная винтовка. А кубков, медалей и значков — более семидесяти.

...Началась советско-финская война. Нине Павловне в то время было 46 лет, в военкоматах она слышала только отказы. Однако у неё имелся хороший опыт сестринского дела — и Петрова добилась того, что её взяли в реабилитационный госпиталь. Здесь она не просто выполняла свои обязанности медицинского работника, а без каких-либо натяжек заменяла бойцам мать (её, кстати, так и называли до конца жизни). Нина Павловна без устали находилась на своём посту — складывалось впечатление, что она вообще никогда не спит. Читала бойцам книги, стирала бельё, причёсывала их и брила.

В начале Великой Отечественной войны Петрову взяли в медсанбат. Но уже в ноябре 1941 года она перевелась в стрелковый батальон Тартуской дивизии. Вместе с этой дивизией Нина Павловна защищала родной Ленинград и прошагала впоследствии половину Европы. И, как в мирной жизни, в батальоне выполняла не одно, а сразу несколько дел: обучала солдат, вела свой личный счёт убитых фашистов, выходила в разведку, выполняла обязанности медсестры. И опять-таки заменила бойцам мать: стирала для них, штопала, пришивала воротнички.

Казалось, удача берегла Нину Павловну. Однажды немецкий снайпер взял её на прицел и выстрелил, но, к частью, только прострелил шапку и опалил волосы.
- Снайпер-то, видать, юнец, - сказала тогда Петрова. - Его пуля закрутилась в моих волосах.

Так же, полушутя, она в письме сообщила о происшедшем своей дочери Ксении. В своих весточках она вообще предпочитала лёгкий тон. Забегая вперёд, приведу несколько строк из письма, написанного несколькими годами позже: «Сидим мы со старшим лейтенантом артиллерии на крылечке, немец бьёт из орудий, снаряды ложатся далеко за домом. Он говорит: «Четвёртый год воюю и ещё не был даже ранен». Я ему отвечаю: «Четвёртый год и я на войне, тоже не ранена, несмотря на то, что всё время на передовой». Его вызвал командир. Через минуту разорвался вражеский снаряд. Двух человек убило, нескольких ранило. Старший лейтенант артиллерии ранен в руки и ноги, в меня поцарапало, оглушило, получилась общая контузия, отчего и болит спина. Вот и похвасталась...»

А вот другое её письмо. Тон его иной, но из каждой строчки очень хорошо понятно, что удача долгое время берегла Нину Павловну: «Сидела я на нп, наблюдала, замёрзла, пошла погреться. Моё место заняли лейтенант и сержант. Но сразу же после моего ухода ранило их осколками вражеского снаряда. Наутро опять сидела на нп. Ушла завтракать. Возвращаюсь на нп — а он разбит прямым попаданием...»

За военные годы Нина Павловна подготовила 512 снайперов! Учитель из неё получился очень терпеливый. Часто она просто поражала своих учеников мастерством. Так, однажды на занятии дала задание: найти и обезвредить замаскированного снайпера (её). На поиск — 20 минут. Если бойцы не обнаружат Нину Павловну, должны надеть шапку на палку и поднять над головой.

Никто не смог заметить учителя, палку пришлось поднять. И тогда Нина Павловна поднялась буквально в нескольких шагах от солдат — вся вымокшая, грязная:
- Эх, сынки, чем же вы смотрели? Значит, плохо я вас учу...

Или такой случай. Лучший ученик героини, Георгий Даудов (кстати, поначалу он тоже ходил в отстающих), пожалуй, чаще всего ходил с ней «на охоту». Однажды они выследили двух немцев, которые тащили в разбитому доту бревно. Петрова спросила:
- Георгий, как ты считаешь, кого надо снять сначала?
- Первого, - ответил боец.
- Нет. Тогда тот, что идёт сзади, сразу поймёт, что работает снайпер, и прыгнет в окоп. Давай снимем заднего, тогда первый сгоряча решит, что тот споткнулся, а мы получим лишние секунды. Запомни: хороший спортсмен реагирует на опасность на 2 секунды раньше, чем нетренированный человек. А за 2 секунды можно многое сделать: нырнуть в укрытие, спустить курок, ударить штыком...»

Среди учеников Нины Павловны был солдат по фамилии Нурлумбеков. Он очень плохо говорил по-русски. Много сил и времени потратила Петрова, чтобы боец научился говорить. И ещё больше — чтобы он, совершенно не верящий в свои силы, научился отлично стрелять. Однажды даже пошла на хитрость: во время учений, стоя чуть позади Нурлумбекова, сама сделала выстрел. Когда стали осматривать мишени — все очень хвалили новичка. А сам он, окрылённый удачей, поверил в себя. И действительно стал хорошим снайпером.

Никогда, даже в самые опасные минуты, Нина Павловна не теряла хладнокровия. Так, зимой 1944 года полк, в котором служила снайпер, стоял в районе села Зарудины Ленинградской области. Это село оккупировали немцы, предстояло выбить врага, однако настоящий бой никак не завязывался. И тут Нина Павловна заметила немецкого связиста, который пытался починить телефонную линию. Вот оно что: фашисты тянут время, чтобы вызвать подкрепление... Петрова выстрелила — связист упал. Но почти сразу подоспел второй — и этого сразила снайперская пуля. А затем и третьего. Фашистам удалось обнаружить советского снайпера, но Нина Павловна, воспользовавшись сильной позёмкой, вовремя переменила свои позиции и снова открыла огонь по связистам. Бой был развязан, а село освобождено.



В том же, 1944-м, году Нина Павловна получила два Ордена Славы — III и II степеней. Вот воспоминания генерала Ивана Федюнинского, который подписывал наградные документы: «Как-то после боёв под немецким Эльбингом я подписывал представления к правительственным наградам. Внимание моё привлёк наградной лист, заполненный на снайпера старшину Петрову, которая представлялась к Ордену Славы I степени. В наградном листе указывалось, что Петровой 52 года. Я не хотел верить глазам: неужели ей больше пятидесяти?

Спрашиваю начальника штаба: «Может быть, машинистка допустила опечатку?» Нет, ошибки не было... К вечеру Петрова прибыла. Она оказалась худенькой, седой, но ещё крепкой с виду женщиной, с простым, морщинистым лицом. Солдатскую гимнастёрку украшали два ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны и два ордена Славы... Оказалось, сама она всё время на передовой, но ни разу не была ранены...Нине Павловне выдали снайперскую винтовку с оптическим прицелом. На прикладе укрепили золочёную пластинку с надписью: «Старшине Петровой от командующего армией». Кроме того, я наградил отважную патриотку часами... И уже в боях на электростанцию в Данциге новой винтовкой снайпер Петрова заставила умолкнуть несколько вражеских пулемётных расчётов...»

С наградными часами чуть не вышла оказия: спустя неделю после вручения, после бомбёжки, стоя около разрушенного блиндажа, Нина Павловна обнаружила, что часов на руке нет. Очень огорчилась. На поиски бросились почти практически все её ученики. Искали дотемна — и нашли!

Есть в боевой биографии Нины Павловны и ещё один факт, который трудно себе даже представить. Она в одиночку обезоружила и буквально на себе притащила в штаб трёх фашистов! Вот как она описала это в письме домой: «...Вчера я подняла солдат в атаку. Они меня все уважают и поднялись, как один, пошли в наступление. И немец не выдержал, решил, видно, что целый полк на него наступает. Тут уж мы их здорово били. Я чуть отстала, смотрю — три фрица, целёхонькие. Я винтовку на них: «Хенде хох!» Обыскала их и повела в комбату. Да двое то ли от усталости, то ли от страха идти уже почти не могли. Первого взял на плечи пленный фашист, а второго несла я. Иногда мы менялись. Они и пикнуть не смели...»

Весной 1945 года Нину Павловну, на личном счету которой было уже сто фашистов, представили к Ордену Славы I степени. Домой, к дочери и внученьке, полетела весточка: «Дорогая моя, родная дочурка! Устала я воевать, детка, ведь уже четвёртый год на фронте. Скорее бы закончить эту проклятую войну и вернуться домой. Как хочется обнять вас, поцеловать милую внученьку! Может, и доживём до этого счастливого дня... Скоро мне вручат Орден Славы I степени, так что бабушка будет полным кавалером, если доносит свою голову до конца...»

Не доносила... Нина Павловна погибла, но не от фашистской пули. 1 мая 1945 года она вместе с нашими миномётчиками ехала в машине под городом Штеттином. Ночь, плохая погода и видимость. Машина сорвалась с разбитого моста...
Это интересно: в среднем на одного убитого солдата противника во Вторую мировую тратилось 18000 — 25000 пуль. Для снайперов этот показатель равен 1,3-1,8 пуль.​
 
Последнее редактирование модератором:

Пользователи, просматривающие эту тему

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.

Сверху Снизу