Умер знаменитый канадский хоккеист Горди Хоу

Автор темы #1
A

Awia69

Guest


Четырехкратный обладатель Кубка Стэнли канадец Горди Хоу умер в возрасте 88 лет. Об этом журналист Кен Кэмпбелл сообщил в Twitter в пятницу, 10 июня.

«По неподтвержденной информации, Горди Хоу скончался в 07:58 утра в Огайо», — написал Кэмпбелл.

Осенью 2014 года Хоу перенес инсульт, половина его тела оказалась парализованной. В январе 2015 года сообщалось, что он начал передвигаться без посторонней помощи.

Горди Хоу четыре раза становился обладателем Кубка Стэнли в составе «Детройт Ред Уингз» (1950, 1952, 1954, 1955).

Он играл в Национальной хоккейной лиге (НХЛ) на протяжении 25 лет, еще 10 лет — в других лигах, при этом в НХЛ спортсмен провел 1767 матчей. Карьеру Хоу закончил в 52 года.

В честь форварда назван особый термин — хет-трик Горди Хоу, — когда игрок в течение одного матча забрасывает шайбу, делает голевую передачу и участвует в драке.

Байки о «Ред Уингз» - Горди Хоу
В личности Хоу, этого, бесспорно, великого хоккеиста, есть и теневые стороны. Закрывать глаза на это не надо. «Жестокость – часть игры в хоккей» – так гласит расхожий афоризм, бытующий в Северной Америке. В хоккейных анналах сохранился типичный комментарий одного хоккеиста в связи с гибелью на льду 29-летнего центрального нападающего команды «Миннесота норт старз» Билла Мастертона. Он был сбит с ног во время игры, ударился затылком о лед и скончался, не приходя в сознание. Дело было в январе 1968 года. Вся Северная Америка видела эту трагедию по телевидению. Вскоре на одном из матчей болельщик спросил игрока, сидящего на скамье запасных: – Не правда ли, в хоккее сейчас царит жестокость? Тот ответил: – Ну и что ж? Это игра для мужчин. Этим игроком, столь философски относящимся к смерти на льду, был Горди Хоу.

За долгую хоккейную жизнь на долю Хоу пришлось изрядное число травм. Он непреклонный, жесткий и даже драчливый хоккеист, чье выдающееся мастерство делает его естественной мишенью для всех, кому тренеры поручают сдержать его напор. Однако он пропустил на удивление мало игр из-за повреждений. В 1949 году он не выходил на лед в 20 матчах, пока не зажило колено после серьезной операции, однако в большинстве последующих сезонов выступал во всех календарных играх. Было два или три сезона, в течение которых он пропускал по полдесятка встреч, но при этом всегда делал все возможное, чтобы поскорее встать в строй. Однажды Горди сломал кисть правой руки, но матчей не пропускал, играя в гипсе и бросая по воротам, держа клюшку левым хватом.

Самую серьезную травму он получил в финальной серии игр Кубка Стэнли 1950 года после столкновения с Тедом Кеннеди из «Торонто мэйпл лифс». Была необходима трепанация черепа, дабы снять давление сукровицы на мозг. Он вышел из больницы и смог наблюдать с трибуны, как «Ред уингз» выиграли заветный приз в последней встрече финала, а уже в следующем сезоне был победителем в состязании бомбардиров НХЛ, определяемым по системе «гол плюс пас».

Это случилось в спортивном дворце «Олимпия» в Детройте. Шла игра – первая в финальной серии матчей 1950 года на Кубок Стэнли между местным клубом «Ред уингз» и командой «Мэйпл лифс» из Торонто. Джимми Томпсон из «Мэйпл лифс» овладел шайбой за воротами своей команды и сделал короткую паузу, чтобы дать возможность партнерам перестроить атакующие порядки. Тед Кеннеди описал дугу за воротами, подхватил у Томпсона шайбу и, набирая скорость, двинулся к воротам детройтцев под враждебный гул трибун. Болельщики требовали, чтобы Кеннеди остановили до того, как он доберется до цели и получит шанс забросить еще одну шайбу. Иначе матч, в котором их любимцы и без того проигрывали со счетом 0:3, будет обречен.



В средней зоне площадки наперерез Кеннеди бросился Горди Хоу, чья высокая, могучая и чуть нескладная фигура выделялась на льду среди всех игроков. Столкновение произошло у борта, причем капитан торонтской команды в последний миг притормозил, чтобы избежать всей силы удара. А вот Хоу рухнул на лед. По возбужденной толпе, собравшейся в «Олимпии», пробежал шепоток, когда все увидели струйку крови на лице поверженного хоккеиста.
Массажист и помощник тренера перепрыгнули через бортик и подбежали к упавшему.

Партнеры Хоу по тройке нападения Сид Абель и Тед Линдсей уже склонились с озабоченными лицами над своим травмированным товарищем. Немедленно был дан сигнал, и сотрудники дежурной группы «скорой помощи» осторожно подняли большое тело форварда, положили его на носилки и понесли в раздевалку детройтцев.

Тем временем обстановка на льду становилась все более напряженной, страсти накалялись, грозили перерасти в безобразия. Кеннеди, который невредимым укатил с места столкновения, осознал, что Хоу травмирован, только когда описал по площадке круг и вновь подъехал к злополучному месту.

Томми Айвэн, тренер «Ред уингз», был вне себя. Он пытался привлечь к себе внимание судившего встречу рефери Джорджа Грейвела, требуя наказания для Кеннеди. Когда игра возобновилась, кто-то из детройтцев рубанул Теда Кеннеди крюком клюшки по лодыжке, нанеся тому серьезную травму. Так были созданы предпосылки для одного из самых диких матчей в истории НХЛ. А вторая встреча этой серии, состоявшаяся через 48 часов, сопровождалась непрерывными жестокими драками с использованием клюшек и привела к тому, что в дело решительно вмешался президент лиги Кларенс Кэмпбелл, применивший к драчунам суровые санкции.

Вернемся, однако, к Горди Хоу, которого доставили в больницу. Врач детройтской команды д-р Чарльз Томсью срочно позвонил д-ру Фредерику Шрайберу. К счастью, специалист по нейрохирургии с мировым именем оказался в городе. Вскоре после полуночи д-р Шрайбер решил оперировать пациента, дабы ослабить опасно нарастающее давление на головной мозг. Хоу, рядом с которым неотлучно находился менеджер клуба Джек Адамс, привезли на каталке в операционную около часа ночи. Находясь в полубессознательном состоянии, Горди все же пытался бормотать Эдамсу какие-то оправдания и извинения за то, что не сыграл в тот вечер лучше. Трепанация заняла полтора часа, и в итоге д-р Шрайбер сумел через дренаж отсосать из-под черепной коробки скапливающуюся там сукровицу. А болельщики в Детройте все это время бодрствовали, ожидая с трепетом и надеждой сообщений. Городские радиостанции продолжали работу, хотя у большинства из них кончилось время вещания. Все они передавали в эфир бюллетени о состоянии здоровья спортсмена.
«Хоу перенес операцию удовлетворительно» – таков был первый бюллетень, вызвавший вздох облегчения всего североамериканского континента. «Он в серьезном, но некритическом состоянии. Жидкость, скопившаяся в черепной коробке в результате удара, отсосана. Он помещен в кислородную палатку, что является общепринятой процедурой после такого рода операции».

Детройт был не единственным городом, который бодрствовал в те предрассветные часы. Вахту нес город Виндзор, на канадском берегу пограничной реки Детройт, а за ним и вся провинция Онтарио. Собственно, вся бескрайняя Канада ожидала сообщений о состоянии здоровья своего сына, уроженца Саскатуна. Хоу играл за американский клуб, но 99 процентов игроков Национальной хоккейной лиги – канадцы, и Горди был таким же любимцем в канадских городах Галифаксе, Монктоне, Виннипеге, Эдмонтоне, Саскатуне или Ванкувере, как и в американском Детройте. Он имел бесчисленных поклонников даже в таких хоккейных центрах Канады, как Монреаль и Торонто, где были собственные хоккейные команды, принадлежащие НХЛ и соперничающие с Детройтом.



Еще в одном городе группа людей не могла заснуть. Команда «Ред уингз» ночевала в Толидо, в 50 милях от Детройта. Поездка на автобусе в ту ночь из Детройта в Толидо, где были сняты номера в гостинице, была мучительно долгой. Проигрыш на своем льду со счетом 0:5 сам по себе достаточно неприятен, чтобы погрузить в тягостное молчание профессиональных хоккеистов. А полная неизвестность относительно того, сколь серьезна травма Хоу, наложила еще одну печать тревоги и печали на все лица. Никто не смел нарушить тишины.

«На всем пути в Толидо мы были похожи на группу больных, – сказал журналистам на следующий день Томми Айвэн. – Я никогда не видел ребят столь подавленными. Никто не помышлял об отдыхе до того момента, пока нам не сообщили, что с Горди будет все в порядке».
Наутро пришла новость, которая волновала всех болельщиков: Хоу вернется в хоккей уже в следующем сезоне.

Через день, когда оцепенение, вызванное наркозом, начало спадать и к Горди вернулась способность различать окружающие предметы и лица, первое, что он увидел, была его мать. Узнав о серьезной травме своего знаменитого сына, миссис Хоу со старшей дочерью Глэдис вылетели тут же в Детройт из своего родного города в далекой Западной Канаде.

…Кэтрин Хоу тихо вошла в палату. Горди лежал совершенно неподвижно, – очевидно, в глубоком забытьи. Его лицо было почти все покрыто бинтами. Мать подошла к кровати и нежно погладила не забинтованную щеку, как это делала много лет назад по утрам в их домике в Саскатуне.

– Эй, индейский вождь, проснись! Это лучшее, что ты можешь сделать для матери, которая пришла тебя проведать.

– Мама, что ты тут делаешь? – спросил Горди, еще не веря происходящему.

– Просто приехала поухаживать за тобой. Как ты себя чувствуешь? – сказала миссис Хоу, улыбаясь.

– Прекрасно. Побаливает голова, но не волнуйся, со мной все будет в порядке.

Приезд матери оказал на Горди стимулирующее воздействие, и выздоровление ускорилось, В приемной больницы росла гора писем и посылок на имя Горди Хоу. Какая-то дама прислала дорогие наручные часы с пожеланиями быстрейшего выздоровления. Горди приносили посылки, и он распечатывал их вместе с матерью. Глэдис забирала письма с собой в гостиницу и старалась ответить всем корреспондентам хотя бы коротеньким благодарственным письмом.

Миссис Хоу и Глэдис гостили в Детройте неделю и были приглашены на следующую игру финальной серии Кубка Стэнли. Это, однако, был матч, в котором долго сдерживаемая ярость игроков наконец прорвала заслоны, и спортивное соревнование превратилось в цепь безобразных жестоких поединков и коллективных потасовок с применением клюшек.

Миссис Хоу впервые была на матче НХЛ, и она покинула зал «Олимпии» в слезах. «Если это хоккей, – рыдала она, – я надеюсь, что мой сын прекратит играть в него».



Через 10 лет после этой операции Хоу столкнулся с Эдди Шэком на полной скорости в средней зоне ледяной площадки «Мэйпл лиф гарденс» в Торонто. Хоу упал, ударился головой о лед и получил сотрясение мозга. Кроме этого у него была глубокая рана на лбу, так что потеря крови была значительной. Ему была оказана срочная помощь в Торонто, а затем его переправили в хирургическую клинику в Детройт для обследования и лечения. Обошлось, к счастью, без особых осложнений.

В начале сезона 1958/59 года Хоу едва избежал серьезной травмы. Некоторые журналисты утверждают, что это было чудо. В любом случае это очередной пример исключительной силы и мужества детройтского форварда.

Матч проходил в Монреале, и Хоу в первом периоде был остановлен мощным силовым приемом, примененным Дагом Харви. Он почувствовал острую боль, закружилась голова, и он буквально упал на скамью запасных. Его немедленно унесли прямо в форме и доставили в больницу, где рентген должен был установить, не произошел ли перелом шейного позвонка.

Когда изучение снимков показало, что эти опасения беспочвенны, Хоу был возвращен в «Форум» к началу третьего периода. Болельщики встретили его появление на льду восторженными аплодисментами.

Тем не менее он по-прежнему чувствовал головокружение и слабость – результат сильного удара, – и в раздевалке ему была оказана после матча дополнительная медицинская помощь. Курс лечения продолжался и в самолете, которым команда вернулась в Детройт. Массажист «Ред уингз» Лефти Уилсон занимался Горди и в помещении первой помощи в «Олимпии». Хоу отправился оттуда домой лишь в три часа ночи. Наутро его опять повезли в клинику для повторного рентгена, после чего отпустили домой с предписанием не снимать с шеи согревающей повязки.

Он все же выступал на следующий вечер, и в течение всей игры ему втирали в больное место специальную прогревающую мазь.

Окончательный диагноз был «растяжение мышц шеи». Но по игре Хоу не было заметно, что лишь накануне доктора опасались, не получил ли он травму, чреватую роковыми последствиями. Он выходил и в своей смене, и появлялся на льду при игре в меньшинстве, и возглавлял атаку при численном преимуществе.

В 1957 году один хоккейный журнал попросил менеджеров шести клубов Национальной хоккейной лиги назвать самого жесткого игрока. Хоу был первым, а за ним следовал Ферн Фламан, защитник из «Бостон Брюинз». Третьим шел Лео Лабин, Тед Линдсей был четвертым, Морис Ришар – пятым и Лу Фонтинато – шестым.
В один из февральских вечеров 1959 года Хоу и Лу Фонтинето сошлись в одной из самых жестоких драк за всю историю профессионального хоккея на льду «Мэдисон сквер-гарден». Фонтинато, который сам себя назначил «грозным мстителем» клуба «Нью-Йорк рейнджерс», налетел на Хоу за то, что тот якобы грубо обошелся с Эдди Шэком. Он сбросил перчатки и приблизился к Хоу, размахивая руками, как пловец кролем. Коньки Хоу в тот момент запутались в сетке ворот.

«У меня не было иного выхода, кроме драки», – сказал потом Хоу, удивленный тем, что противник напал на него, не думая прикрываться. Целую минуту Горди лупил его наотмашь, пользуясь тем, что судьи позволили им подраться. Хоу обрушивал страшные удары на лицо Лу, подобно дровосеку. Нос Фонтинато был сломан в пятый раз за его хоккейную карьеру.

«Рейнджерс» укрыли Фонтинато от посторонних взоров сперва в кабинете первой помощи, а затем переправили его в больницу. Но и там суровый и гневный защитник продолжал бушевать: «Пусть Хоу не думает, что он Джек Демпси (чемпион мира по боксу в тяжелом весе ), только потому, что он упрятал меня сюда».

«Я пришел играть в хоккей, а не драться», – сказал на это Хоу. Лу не знал, что Хоу играл в тот вечер с поврежденными ребрами. Один удар в область грудной клетки – и лучший хоккеист был бы отправлен в больницу.
 
Последнее редактирование модератором:

GGN888

Обитатель
Сообщения
243
Реакции
26
Баллы
28
- Умер знаменитый канадский хоккеист Горди Хоу

умер - закопаем
 

Пользователи, просматривающие эту тему

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.

Похожие темы


Сверху Снизу